Пара историй о тайцзи-цюань

Мастер Ван

…В 1982, во время всекитайского чемпионата боевых искусств в Шаньян, произошёл случай, который привлекал международное внимание и привел к его (Ван Пэйшена) известности.

С древних времен Китайская культура оказывала довольно сильное влияние на японское общество, включая и боевые искусства. Одно из направлений японских боевых искусств, которое в настоящее время имеет особенно близкие связи с Китаем – это ниппон сёриндзи кемпо, или Японская ассоциация шаолиньских боевых искусств. Хотя в самой Японии общее количество практикующих кендо, дзюдо и каратэ довольно велико, так они еще и разделены между множеством разных стилей, так что сёриндзи кемпо – фактически единственная самая большая (стилевая) организация боевых искусств. Тем временем в Китае, не только стиль “Шаолиня”, но и боевые искусства вообще, уже прошли этот начальный период.

Видя это, и сравнивая свою собственную популярностью в Японии, последователи сёриндзи кемпо чувствовали свою причастность к традиции носителей китайских боевых искусств. Когда они предприняли 8-ую поездку в Китай, в период проведения в 1982 году национального чемпионата боевых искусств, они продемонстрировали там свою технику, и затем, как и в прошлый раз, вызвали китайцев на бой. В прошлый раз они также сделали это, но когда так и не поступило никакого ответа, они сказали: “Сегодня храм Шаолинь может быть все еще и остается в Китае, но реальное боевое искусство Шаолиня есть только в Японии”.

Это разозлило и повергло в стыд официальные правящие круги Китая. Правительство отчаянно нуждалось в китайском мастере, который смог бы победить японцев. В этом случае, отказаться от боя было нельзя, или Вы не отвечаете на вызов, или Вы побеждаете. Другого пути нет.

Но благодаря политике последнего десятилетия, не было никого из молодого поколения, кто мог бы принять вызов, а большинство мастеров старшего поколения были либо слишком стары, либо не желали делать этого. Японская делегация была “на коне”. Их реалистичные embu (демонстрации боевых навыков) разительно отличались от современного ушу-представления. Это выглядело жестко. Это выглядело реально. Это было чрезвычайно устрашающе. Но на сей раз, японцы нашли отклик на их вызов. Ранее, Мао Бэхоу, как должностное лицо, отвечающее за боевые искусства, зная способность Мастера Вана, спросил его, не желает ли он принять вызов. Мастер Ван сказал просто: “Я могу сделать это”.

Событие происходило в зале для приемов. Присутствовало более десяти японских мастеров. Мастер Ван находился в сопровождении Ма Цзиньлуна, его ученика и, в настоящее время, являющегося главой школы Ли стиля тайцзи-цюань. Сначала переводчик представил каждого мастера. Затем он представил японским мастерам учителя Вана, как мастера тайцзи-цюань. Японские мастера смотрели на друг друга с разочарованием, потому что они хотели встретить кого-то, кто мог действительно драться, ведь в их понимании, тайцзи-цюань годился для слабых и старых. “Мы слышали о тайцзи,” сказал лидер делегации, “в Японии, много людей практикующих его, и оно годиться только для здоровья”.

Возникла неловкая пауза, некоторое время все молчали, это выглядело, так как будто они больше не желали продолжать общения. Это огорчило мастера Вана, но его самообладание взяло верх. Он сказал: “Судя по тому, что сейчас сказал этот джентльмен, можно понять, что он не знает тайцзи-цюань. Если кто-то не понимает тайцзи-цюань, то он по-настоящему не понимает боевое искусство. Да, тайцзи хорош для здоровья, но он также предназначен для боя. Кроме того, тайцзи-цюань фактически представляет самый высокий уровень принципов боя”. Затем Мастер Ван разъяснил некоторые принципы тайцзи-цюань. Вставая со стула, он продолжал мягко говорить: “Я говорю то, что я могу сделать. Я знаю, что вы не верите, что я могу драться. Тогда, пожалуйста, выберите лучшего бойца из вашей группы, и пусть он использует все свои лучшие навыки в бою со мной. Мы проверим это прямо сейчас”.

С японской стороны поднялся и начал бой, сэнсей Ямадзаки, глава делегации, главный инструктор. Сначала он захватил запястье Мастера Вана одной рукой, пытаясь выкрутить его, одновременно – другой рукой надавливая с внешней стороны руки Вана прямо выше локтя. Его движения были настолько быстры, что многие в комнате даже не поняли, что бой уже начался. Но Мастер Ван был спокоен и невозмутим, после первого контакта, неуловимым движением он вывел Ямадзаки из равновесия, а затем, в непрерывном, текучем движении, выкрутил и заломил руку Ямадзаки. Ямадзаки уперся в землю головой и коленями. Мастер Ван не отпускал захват и продолжал контролировать Ямадзаки, прижимая его к полу. В этом момент, кажется, каждый видел, что случилось, но они не могли понять, что же происходит дальше.

Мастер Ван только улыбнулся и сказал, что это было просто. Он позволил Ямадзаки встать. Ямадзаки пробовал опять провести этот приём, и снова был побежден тем же образом. После этого Мастер Ван бросил Ямадзаки еще 6 раз. Однажды Ямадзаки, не контролируя своё тело, летел в сторону стола и Ма Цзиньлун успел оттолкнуть его с опасного пути. В другой раз он был вообще выброшен из комнаты. Поскольку это должно быть выполнено с высоким уровнем навыка в тайцзи-цюань, движения Мастера Вана были чрезвычайно филиграны, иногда это выглядело так, как легкий взмах руками или только движения пальца или двух.

Японская делегация была в шоке. Они не понимали, что только что произошло, но их отношение немедленно изменилось. “Это – наша восьмая поездка в Китай. И на сей раз мы узнали больше чем в предыдущие”. После того, как они возвратились в Японию, они написали статью об этом бое и жизни Мастера Вана, которая была опубликована в журнале Японских боевых искусства. Статья начиналась строкой: “Эти тонкие пальцы, они внушают столько страха!” (“Those slender fingers, they inspire such fear!”) Также они внесли Мастера Вана в список десяти величайших мастеров китайских боевых искусств.”

udan-taiczi2

Мастер Чен

Это единственный известный факт, когда легендарный Основатель Каратэ Киокушин, Сосай Ояма признавал себя побежденным за всю его жизнь в каратэ.

Человек – кого весь мир боевых искусств называет “Рукой Бога” или “Богом Каратэ”. Он – отрубал горлышки бутылок и крошил камни ребром ладони, убивал быков одним ударом, побеждал сотни представителей боевых искусств, профессиональных борцов и боксеров. Он бился в Японии и во всем мире.

Все же в его биографии неукротимого Каратеки есть факт, что он не смог побить одного хилого старика – практика Тайцзи-цюань, искусства Великих Пределов. Согласно повествованию самого Оямы, после того, как он победил огромного тайца по имени “Черная Кобра” в Таиланде, он отправился в Гонконг, чтобы встретиться с господином Ченом, который по слухам был большим мастером Тайцзи. Ояма знал, что китайские боевые искусства – являются источником всего Каратэ, и он расценил эту поездку как возвращение к истокам. Его первое впечатление от господина Чена было пренебрежительно отрицательным. Поскольку оказалось, что господин Чен был хилым стариком, который выглядел более подходящим для дома престарелых, а не для преподавания известного китайского искусства.

Ояма решил уехать и не тратить время на старикашку. Шутя он бросил вызов господину Чену, думая, что этот старик никогда не примет его вызов Тайцзи. Но к его изумлению, господин Чен принял вызов. Увидев сомнение в глазах Оямы, старик сказал, “Вы не познали здесь что такое Тайцзи? Вот – ваш шанс.” Ояма самоуверенно думал, что он может завершить поединок со стариком достаточно быстро. Но он был неправ. Это оказалось сложнее чем отрубать горлышки у бутылок..

Бой Оямы против господина Чена. Долгий поединок, походивший на классическое сражение между змеей и подъемным краном. Господин Чен был способен нейтрализовать любые атаки Каратэ, которые Ояма мог исполнить. Используя круговые движения господин Чен отводил в стороны атаки Оямы. А когда господин Чен контратаковал, то его сила была несоизмерима с его возрастом. Все что Ояма, мог сделать, чтобы уклониться от них, использовать линейные, иногда неуклюжие движения. В конечном счете, не видя никаких признаков усталости в старике, и истощив все свои методы, Ояма остановился, признав, что он не смог победить господина Чена.

Чен рассмеялся и поблагодарил Ояму за то, что он дал ему хорошенько размяться, приглашая его остаться в на несколько дней, для обучения. Ояма попросил оставить его в покое на некоторое время, чтобы проанализировать поражение.

Позже, когда один из студентов господина Чена приглашал Ояму на чай, он был весьма удивлен, увидев, что слезы катят по щекам Оямы. Ояма сказал, “Эти слезы – не слезы поражения, это слезы радости. Радости от того, что мое Каратэ все еще имеет бесконечную возможность для совершенствования. И стать таким же мудрым, как китайское воинское искусство Тайцзи”.

После этого он остался с господином Ченом, изучать принципы Тайцзи. Он был гениальным учеником, быстро обучался, и вскоре победил самого сильного ученика господина Чена. С тех пор, после его возвращения в Японию, Каратэ Киокушин, как известно, приобрело мягкость и округлость Тайцзи в его форме и методах.

Расскажите об этом друзьям!



Добавить комментарий