Работа отшельником

В Китае, в горах Удан есть довольно известный монастырь. Над этим монастырем, выше в горах, есть пещера, где живет Цзя Юнсян (Jia Yong Xiang (贾永祥). По некоторым сведениям он уже около 20 лет “работает” отшельником :)

Его возраст точно неизвестен, но некоторые говорят что ему уже более 100 лет. Цзя Юнсян находится в прекрасной физической форме! Всё благодаря тому, что он ежедневно практикует упражнения Дао ИньЦигун и медитацию. Он спускается с горы в монастырь и поднимается обратно в пещеру, в которой в древности жили практикующие даосские отшельники. Неотапливаемая и неснабженная электричеством пещера стала для Цзя Юнсяна домом.

Цзя Юнсян: Если ты хранишь Дао в своем сердце, значит ты человек Дао (даос). Смотри, ты носишь эту одежду, обувь, шапку, но если в твоем сердце нет Дао, то ты совсем не даос.

Собеседник: То есть одежда совсем не имеет никакого значения. Нести в своем сердце Дао не имеет ничего общего с тем, что одето снаружи.

Цзя Юнсян: Точно. Внешнее не показывает, на сколько ты близок к Дао.

Собеседник: Много людей носят китайскую одежду, но это ничего не значит.

Цзя Юнсян: Точно :-)

Цзя Юнсян: Даосы практикуют и культивируют мудрость без стремления (к эгоистичным целям).

Собеседник: Это как У Вэй.

Цзя Юнсян: Да, точно, это У Вэй (недеяние). Все — пусто, когда ты однажды открываешь глаза (достигаешь просветления), ты не видишь ничего кроме пустоты… вся реальность, все это — пустота. И это означает, что когда время приходит, то мудрость уже здесь :-)

Собеседник: Это означает, что когда я думаю, то приходят проблемы, но когда я без мыслей, в состоянии У-Вэй (недеяния), то нет проблем.

Цзя Юнсян: Когда нет проблем и нет мудрости, так как она не нужна. Если проблема приходит, то и мудрость уже тут (сама-собой) :-) Таким образом, все что мы делаем, так это культивируем недеяние — У-Вэй. И нет времени, нет сравнения! Когда ты сравниваешь и думаешь: “Этот должен следовать за тобой, этот должен вести себя правильно, тут нужна справедливость”, то все это болото слепых размышлений (из-за ничего). Тебе это не нужно.

Собеседник: Как действовать в состоянии У-Вэй (недеяния), когда сталкиваешься со злом?

Цзя Юнсян: Не думать! пока не придет время действовать. Но если ты ударишь меня, я не буду бить тебя в ответ. Если ты будешь оскорблять меня, я не буду оскорблять тебя в ответ. Ударив меня, ты заберешь мои страдания от меня. Оскорбив меня, ты заберешь мои страдания от меня тоже. А если ты ответишь, то не примешь подарок того, кто тебя обижает, и таким образом возмешь свои страдания обратно.

От монастыря к пещере Цзя ведет каменная лестница с бесчисленными ступеньками, по которой он любит прогуливаться. Отшельник проходит с легкостью, тогда как для большинство молодых людей подняться по этим ступеням не так уж и просто.

Когда Цзя Юнсяна спрашивают о возрасте, то он шутит, что он еще ребенок.

Цзя Юнсян говорит:

Ад, и рай человек творит сам. Считается, что за совершенные грехи в аду каждого ждут пытки, но лечь под скальпель — это, разве,  не пытка? Болезнь — не пытка? Болезни — это наказание за наши плохие поступки. Когда вырезают внутренности, тогда человек и попадает в самый настоящий ад.

Люди должны следить за своим здоровьем, правильно питаться, а главное, правильно жить и общаться с людьми. Не нужно никому причинять  зла, надо чаще улыбаться и не стремиться иметь больше, чем человеку нужно.

Сам Цзя Юнсян, который раньше был обыкновенным крестьянином, выполняет упражнения  каждый день, приступая к ним в четыре или в пять утра.

Собеседник: В каждом ли поколении есть бессмертные?

Цзя Юнсян: Нельзя сказать, что бессмертные есть абсолютно в каждом поколении. Практикующих столько, сколько волос у быка, но тех, кто действительно реализовал себя с помощью даосских практик, столько, сколько у быка рогов :-) Сколько ты думаешь у быка волос? :-) потому нельзя сказать, что обязательно в каждом поколении есть бессмертные.

Собеседник: Но без влияния бессмертных из этого поколения, как же поддерживается баланс?

Цзя Юнсян: Но также нельзя сказать, что сейчас нет бессмертных, которые работают над этим… Почему? Где бессмертные? Посмотри на статуи там, традицию бессмертных, их намерение духа, которое помогает нам делать что-то, практиковать. Сказать по правде, бессмертные в пустоте! Наше тело лишь оболочка, когда мы спим — мы освобождаемся от нее. Бессмертный тоже не должен быть в статуе (в видимом мире).

Собеседник: Только хотел спросить об этом, а Вы уже дали мне ответ.

Цзя Юнсян: Человек может быть тут в постели, а его дух может быть далеко от сюда вместе с Бессмертными. Это дух! Но твое тело все еще здесь :-)

Собеседник: Что значит для Вас Храм?

Цзя Юнсян: Я думаю, храм — это станция для поездов, это порт, авто-заправка. На станции о поездах заботятся… поезда возят людей! Возят людей туда и сюда. Станция поездов для того, чтобы пересекать вещи. Порт для кораблей. Корабли тоже для того, чтобы пересекать вещи. А автозаправка для того, чтобы заправлять поезда, корабли, людей. Так кто-то приходит к Мастеру и задает вопросы… Мастер говорит с ним. Когда он пришел к Мастеру, он был уставшим и подавленным, а когда ушел – то был наполнен радостью… то есть он был подзаправлен, разве нет? Таким образом Храм — это автозаправка, станция поездов и порт.

И мы даосы в Храме — мы слуги автозаправки, станции поездов. Таким образом мы тут служим, служим человечеству… Если ты устал и грустишь — это наша обязанность дать тебе тепло и сердечный прием. И обычно здешний слуга может исполнить свои обязанности. Но если мы не будем приветствовать наших гостей тепло и вежливо, люди будут чувствовать себя плохо, когда будут уходить, значит слуга не выполнил свои обязанности хорошо.

Еще Юнсян сказал, что в простой жизни, когда ни к чему не стремишься, нет ничего плохого, и счастье совсем не в деньгах.

Он с удовольствием общается с людьми, сидя при этом со скрещенными ногами на желтом коврике.


Посмотрите еще:

Расскажите об этом друзьям!



Добавить комментарий