Великие Мастера Цигун – автор Кэ Юньлу

Этот роман был написан Кэ Юньлу, одним из активных популяризаторов Цигун в Китае в середине 80-х, начале 90-х г.г.  Роман хоть и является художественным произведением, но был написан после общениями с настоящими Даосскими Мастерами, и, в некоторых случаях, приводяться реальные истории и факты из жизни (настоящие имена Мастеров в романе не указаны).  Очень интересное и познавательное произведение.

Ночной гость

Друзья,  пожалуйста, спокойно закройте глаза. Перед вами осеннее звездное небо. Ослепительно сияет золотая звездочка. Под звездным покровом светится огнями большой город. Наш взгляд различает отдельные здания. Вот одно из них заслоняет собой весь вид. Входим в него, попадаем в квартиру. За письменным столом сидит герой нашего повествования – Оуян Цзюэ, он что-то пишет, думает. Оуян Цзюэ – ученый, ему 30 лет с небольшим. Перед ним рукопись: “Человек – космос”, “Смысл жизни”, “По ту сторону трехмерного пространства”. На полях открытой книги – “Лаоцзы” – пометка: “Дао можно ощутить только в состоянии медитации”.

Через приоткрытую дверь доносятся звуки оживленной беседы, смех. Уже все собрались. Скоро 11часов. В полночь должен прийти его таинственный друг. Гости за дверью ждут его. Придет ли он вовремя? Ведь сейчас он в Гуандуне, за 2 тысячи километров от Пекина. Оуян Цзюэ встал, прошел в соседнюю комнату к гостям.

Время шло, а таинственный друг все не появлялся. Придет ли? До двенадцати оставалось совсем мало времени. Вдруг в комнате погас свет. Отключили электричество? Или перегорели пробки? Что делать? Придется идти к соседям узнавать, есть ли у них свет. В это мгновение свет снова загорелся. В комнате перед собравшимися гостями стоял худощавый молодой человек. Когда, как он появился? Входная дверь заперта. Гости изумленно смотрели на него. Возникший молодой человек и был тем известным мастером цигун, которого все ждали. Его звали Яо Цзю.

Друзья, о чем вы сейчас думаете? Кто такой Яо Цзю, что он за человек? Какими способностями он обладает? Кто его учитель? Реально ли существует такой человек? Что он делает в Пекине? В каких он отношениях с Оуян Цзюэ?

Вас интересует очень многое. Однако хотелось бы надеяться, что вы вместе с автором за отправной пункт примете следующее: исследование и раскрытие тайны Человека и Космоса.

Как раз этим занимается и Оуян Цзюэ.

Яо Цзю сел. Оуян Цзюэ радостно приветствовал его. Оуян Цзюэ еще два года назад, когда Яо Цзю только-только “покинул горы”, первым понял его, поверил ему. Первые сообщения, статьи о мастере были написаны именно им. Естественно, они стали близкими друзьями.

Люди, ожидавшие Яо Цзю, смотрели на него с волнением и восхищением. Очень много было разных рассказов о его необыкновенных способностях. Выглядел Яо Цзю очень просто, скромно, как обычный интеллигент. Черные блестящие глаза, на лице добрая улыбка. Он посмотрел влево, вправо, потом на Оуян Цзюэ и сказал:

Ну что же, тогда давайте начнем с лечения? Отпустим больных, потом поговорим о другом.

Хорошо.

Первым был мужчина средних лет с парализованными ногами.

Встаньте, я посмотрю на Вас, – сказал ему Яо Цзю. Парализованный вытянул руки, чтобы двое сопровождавших его могли помочь ему подняться. Однако мастер сказал:

Не надо ему помогать, пусть сам встанет.

Он не может встать, – хотел было объяснить один из сопровождавших.

Пусть сам встает.

Я… доктор, я… в самом деле, не могу.

Вы что, не слышите, что я сказал? – Яо Цзю повысил голос. Больной в отчаянии покрутил головой. Как же объяснить доктору? Однако, боясь рассердить его, он наклонил вперед тело, сделав вид, что будет вставать. Он знал, что ноги его подогнутся, и он упадет. Однако вопреки ожиданиям ему удалось встать. Он стоял! Яо Цзю сказал: “Сделайте несколько шагов”. Больной не слышал, он стоял остолбенев.

Прошло несколько секунд, прежде чем до него дошли слова доктора. Он сделал шаг, другой. С каждым шагом его волнение нарастало. Вдруг он перешел на легкий бег. Все наблюдавшие за этим чудом тихо зааплодировали. В глазах больного стояли слезы.

Вторым больным была 50-летняя женщина, страдавшая отечностью из-за дисфункции почек. Ее огромной толщины ноги, казалось, были наполнены водой. Глаза с трудом открывались. Она пришла вместе с мужем, профессором физики.

Яо Цзю сказал:

Эта болезнь лечится постепенно. Вы, – он повернулся к мужу, – посидите рядом с вашей женой. Я потом к Вам еще вернусь. – И он обратился к следующему пациенту. Через некоторое время профессор встал и направился в туалет. Вернувшись, вновь сел рядом с женой. Минут через десять профессору вновь потребовалось пойти в туалет. Вскоре он, изо всех сил стараясь не привлекать к себе внимания, вернулся на свое место.

Что с тобой? – шепотом спросила его жена. Профессор озадаченно пожал плечами. Только десять минут удалось ему просидеть спокойно. Испытывая огромную неловкость, он в третий раз направился в туалет. На этот раз все присутствующие не стали скрывать своего удивления. Кто-то прямо сказал:

Если у Вас недержание, обратитесь к доктору Яо. – Профессор ответил:

Со мной такого никогда не было! Не знаю, что такое сегодня случилось. – Теперь он уже не стеснялся, ему было не до этого. Он поднимался в пятый, шестой, седьмой раз. Наконец, не выдержав, он обратился к Яо Цзю:

Доктор, скажите, что со мной?

Яо Цзю ответил:

С Вами все в порядке. Давайте-ка лучше посмотрим вашу супругу. Жена профессора стала приподнимать брюки, чтобы обнажить ноги, и вдруг, не веря своим глазам, обнаружила, что ее ноги стали тонкими, жидкость исчезла. Не стало отеков и на лице.

Как это понимать? – в крайнем удивлении спросил профессор. Яо Цзю улыбнулся:

А Вы подумайте.

Доктор, неужели жидкость из ее тела была удалена с помощью моего сверхобильного мочевыделения?

Считайте, что я провел медицинский эксперимент: отечность вашей жены устранил с помощью вашего тела, – ответил, улыбаясь, Яо Цзю.

Осмотр больных. Беседы. Время шло не быстро и не медленно. Все находившиеся в комнате обратили внимание, что в присутствии мастера Яо не ощущалось никакого томления, сонливости. На их вопрос, почему так происходит, Яо Цзю отвечал:

Дело в том, что вы все находитесь под моим воздействием. Даже здоровые почувствуют пользу. Возможно, некоторые из вас, вернувшись домой, заметят, что у них уменьшилась близорукость, некоторые, у кого какие-то хронические заболевания, почувствуют изменения к лучшему, у других усилится ощущение ци, и даже возможно возникновение особых способностей.

В это время один из гостей, подтолкнув вперед свою подругу, сказал:

Доктор, она только недавно начала заниматься цигун, а у нее уже обнаружились необычные способности: она может сделать так, что таблетка проходит сквозь стеклянный пузырек.

Да, она нам недавно демонстрировала это, – подтвердили все. Яо Цзю посмотрел на девушку:

У Вас есть и другие необычные способности. Однако с Вами надо немного поработать, чтобы они проявились.

Все стали просить доктора помочь ее способностям проявиться.

Сами Вы хотите этого? – спросил он девушку.

Хочу!

Ну, хорошо. Встаньте, закройте глаза, расслабьте все тело, внимание на лбу. Яо Цзю поднял руку, произвел в ее сторону излучение ци. Затем стал говорить:

Представьте, что в ваш лоб через точку тяньму входят, а через точки юнцюань на подошвах ног выходят солнца, одно за другим, непрерывно…

В комнате тишина, все неотрывно наблюдают  за  происходящим. Через некоторое время Яо Цзю сказал:

Хорошо, солнца больше нет, не надо открывать глаза. Помогите ей сесть. Так, сосредоточьтесь на области даньтянь, посидите так немного. А теперь подумайте о ком-нибудь из присутствующих, ну, хотя бы о своем приятеле. Постарайтесь смотреть на него через точку тяньму, постарайтесь увидеть его тело насквозь, увидеть кости, внутренние органы. Сосредоточьтесь и смотрите.

Девушка сидела прямо, с закрытыми глазами. Полная тишина. Слышно было, как передвигалась стрелка настенных часов. Через несколько минут девушка сказала с изумлением в голосе: – Я вижу его скелет, внутренние органы. Сердце красное! Вижу сосуды по всему телу, тонкие, толстые, вижу, как течет кровь! Ее приятель спросил:

Посмотри, нет ли у меня какого-нибудь дефекта?

Я не изучала анатомию.

А ты просто осмотри мой скелет.

Девушка стала внимательно “смотреть” и быстро сделала открытие: на кости левого предплечья есть след!

Правильно, у меня был перелом левого предплечья.

Яо Цзю сказал:

Это называется открытием точки тяньму. Означает, что появилась способность видеть насквозь.

Все горячо зааплодировали.

Значит, я теперь могу ставить диагноз, “просвечивая” людей?

Вы должны продолжать серьезно заниматься цигун, в противном случае, часто “просвечивая” больных, вы нанесете вред своему здоровью, так как это требует больших энергетических затрат.

Оуян Цзюэ, – сказала вдруг одна из гостей, журналистка, – скоро утро, мы все проголодались, не покормите нас чем-нибудь?

Можно. У меня есть печенье, пирожные, сейчас приготовлю кофе.

Журналистка скривила рот:

Печенье, что это за еда!

А что бы вы хотели?

Хорошо бы съесть тарелку супу с ушками.

Где же его сейчас взять? – Оуян Цзюэ развел руками. Журналистка повернулась к Яо Цзю:

Может быть, Вы нам поможете?

Как я могу вам помочь? – улыбнулся Яо Цзю.

Разве Вы не умеете перемещать предметы?

Нет. Это слухи. – Он не хотел устраивать шоу.

Мы не заставляем вас что-то нам демонстрировать. Все действительно проголодались, просто сделайте для нас доброе дело, – непринужденным тоном упрашивала осмелевшая журналистка. – Скажите все, вы хотите супа с ушками? Если да, то давайте вместе попросим мастера! – Однако все молчали со смущенными улыбками на лицах. Тогда Яо Цзю спросил:

Вы, правда, хотите супа с ушками?

Правда! – ответила за всех журналистка.

Ну хорошо. Какой вы хотели бы: по-сычуаньски или по-гуандунски?

Присутствующие оживились: играть, так играть!

По-сычуаньски!

Ладно. Сколько порций? 20? Давайте деньги. Кажется, порция 3 мао.

Деньги собрали. Яо Цзю взял их в руку. Все внимательно смотрели на него. Он подумал немного и вдруг бросил их на стену, и… они исчезли. Все застыли в изумлении. А он махнул рукой, и на столе появились 20 тарелок с ушками, политыми ярко-красным перцовым соусом. Над тарелками поднимался пар. Некоторое время собравшиеся не осмеливались поверить своим глазам. А потом вдруг все закричали: “Ура!” Кто-то достал фотоаппарат, чтобы заснять это чудо. Кто-то сказал:

Этого не может быть! Фантастика! – Не долго думая, все весело взяли по тарелке и, дуя, чтобы остудить, расхваливая суп, приступили к еде. Скоро на столе стояли 20 пустых фарфоровых тарелок. Яо Цзю подошел, взмахнул двумя руками – и посуды не стало.

Вернули их? – полюбопытствовал кто-то.

Вернул.

Это какое место в Сычуане?

Чунцин, – отвечал Яо Цзю.

Стало светать, и люди стали прощаться. Скоро в комнате остались только Оуян Цзюэ и Яо Цзю. Оуян Цзюэ очень хотел хорошенько поговорить с мастером.

Скажите, вот вы сегодня почти мгновенно вылечили того больного с парализованными ногами. Каков здесь механизм воздействия?

Просто изменил его, превратил его в здорового. – В том, что касалось секретов цигун, мастер был сдержан. Может быть, здесь есть что-то, о чем говорить нельзя?

Можно ли понимать так, что вы восстановили его прошлое состояние, когда он был здоров?

Можно так понимать.

То есть благодаря вашему воздействию его тело вернулось к какому-то прошедшему биологическому времени?

Яо   Цзю   подумал   немного:

Можно и так считать.

А если бы он был парализован с рождения?

Можно было бы восстановить нормальное состояние, которое человек должен был бы иметь.

Должен был бы иметь! Как это понимать? Означает ли это, что вы устранили причину болезни независимо от того, является ли она наследственной или приобретенной?

Можно так понимать. Оуян Цзюэ наморщил лоб, раздумывая. Потом вновь спросил:

Я вспомнил один случай. Помните, вы за 20 минут восстановили раздробленную кость? Потом сделали рентгеновский снимок и на нем не обнаружили никаких следов перелома. Как бы вы могли объяснить этот случай? Вернули кость в прежнее состояние или соединили ее с помощью какой-то особой силы? Или полностью заменили кость?

Существуют разные возможности, – несколько туманно ответил Яо Цзю.

Решив, что расспрашивать об этом больше неудобно, Оуян Цзюэ переменил тему.

Как понимать с точки зрения физики феномен перемещения предметов в пространстве? – С помощью современной физики это трудно объяснить.

Если можно телепортировать ушки, то теоретически можно перемещать и большие предметы.

Да. Все дело в уровне мастерства.

Если возможно перемещать предметы, то, очевидно, то же самое возможно проделывать с людьми?

Да.

Если можно перемещать других, то, значит, можно перемещаться самому?

Гм… да, можно так сказать.

Ушки можно перемещать сквозь стены, значит, и человек тоже способен проходить сквозь стены?

Да. Для больших мастеров это очень просто.

Если можно телепортировать тело человека, то, значит, можно перемещать и душу человека? Яо Цзю быстро поднял глаза, посмотрел на Оуян Цзюэ и после секундного колебания сказал:

Да. Однако это очень трудно, требуется много энергии.

Оуян Цзюэ про себя подумал: “Что означает перемещение души? И что тогда упоминающиеся в старых мифах “захваты душ”? Прохождение сквозь стену, мгновенное восстановление раздробленной кости… Это необъяснимо в рамках современной пространственно-временной концепции. Следует ли отсюда, что надо изменить полностью нашу концепцию времени и пространства?”

Ян Ян

Выйдя из дома и свернув за угол, Оуян Цзюэ встретил ее.

Почему ты здесь ждешь меня? – спросил он улыбаясь. Она улыбнулась ему в ответ:

Я сегодня не могу идти с тобой. Они договорились, что он поведет ее посмотреть на одного мастера цигун.

Что случилось?

Она опустила голову:

Что-то сердце сегодня побаливает, кружится голова. Думаю пойти к врачу.

Оуян Цзюэ взял ее за руку:

Хорошо, я попрошу мастера посмотреть тебя, это будет лучше, чем идти к врачу!

Правда? Он может сделать это не хуже врача?

Конечно. Я же специально занимаюсь исследованием цигун, как мне этого не знать?

Она шла рядом с ним молча, опустив голову. Через некоторое время она сказала с легкой улыбкой:

Вот ты исследуешь цигун, для меня это очень странно! Он тоже улыбнулся:

Что здесь тебя удивляет? То, что я здоров, что у меня живой характер, что я молод?

Цигун в ее представлении был занятием для людей пожилых. Оуян Цзюэ познакомился с ней не так давно в университете, куда он пришел читать лекцию. Звали ее Ян Ян. Она училась на втором курсе университета. Это была симпатичная, добрая, спокойная девушка.

После лекции они гуляли под моросящим дождем в парке. Потом стали встречаться здесь часто. У него была жена. У нее – много поклонников-студентов. Вскоре ее родители (она жила с ними) переехали в дом, находившийся как раз напротив дома Оуян Цзюэ. Случайность?

Как это могло произойти? – спросил он, когда они сидели на скамейке в парке.

Не знаю, – отвечала она, прижимаясь к нему…

Он взял такси, и они помчались в сторону пригорода.

У тебя с сердцем давно не в порядке? – спросил он, беря ее руку, чтобы измерить пульс.

Прихватывало несколько раз. Скажи, почему ты так интересуешься цигун? Ты с таким упоением занимаешься этим, что, кажется, забросил все остальные дела.

Это очень важно.

Важнее, чем философия, психология, социология, поэзия, литература? – Она знала, что все это сфера его интересов.

Да! – ответил он. – Цигун ты понимаешь лишь как некое мастерство, умение, не так ли? На самом деле то, чем я занимаюсь, не просто цигун, это большая философия в самом широком понимании. Видишь, я, кажется, снова изобрел новое выражение – “большая философия”. Мне нравится придумывать новые слова. С чем же можно сравнить эту большую философию? Ты знаешь, что такое буддизм? Он включает в себя очень многое, начиная с космологии, человековедения,  концепций о жизни и смерти до науки о мышлении, теории познания, способов самосовершенствования, медитации, погружения в особые состояния. Большая философия такого же широкого спектра, а может быть, еще шире. – Значит, цигун, который ты изучаешь, совсем не то, что имеют в виду обычно, говоря о нем: оздоровление, закаливание, лечение, иногда особые способности.

Он улыбнулся, глядя вперед через  стекло автомобиля:

Это все часть того, что входит в понятие “цигун”.

Ты ведь занимаешься цигун. Наверное, и феноменальные способности могут появиться? – спросила Ян Ян.

Я занимаюсь им для того, чтобы исследовать его, и вовсе не стремлюсь во что бы то ни стало открыть в себе особые способности. А появятся, ну что же, и хорошо. Однако я бы не стал ими пользоваться без нужды. В этом вопросе мне импонирует позиция Будды: “Знай, но не пользуйся”.

Тогда зачем ты все-таки занимаешься цигун? Чего ты добиваешься?

Я ищу Высшего знания. Я, во-первых, хочу овладеть всем знанием, которое человечество сейчас имеет. Например, в области философии, науки, искусства. Надеюсь максимально развить свой интеллект. Во-вторых, я хочу добиться знаний, которыми человечество пока не располагает. Мне кажется, знания человечества довольно узки. Ну, и конечно, я хочу быть здоровым, радостным и прожить долгую жизнь.

Быть вечно молодым? – пошутила она.

С точки зрения цигун это не является невозможным. Предание рассказывает,   что основатель махаяны Лун Шу не только сам постиг искусство долголетия, но и обучил ему императора.

И что же?

Император не умирал, наследник не мог никак получить престол. Кто-то научил его: Лун Шу может сделать все, о чем его ни попросишь. Надо пойти к нему и попросить его пожертвовать тебе свою голову. Лун Шу не оставалось ничего другого, как покончить жизнь самоубийством.

Было такое?

В “Путешествии на Запад” есть такой рассказ.

Мастер “лотоса”

На ровной зеленой поляне, окруженной со всех сторон соснами и кипарисами, сидят ровными рядами, сложив по-буддистски перед грудью ладони, несколько тысяч человек. Перед ними на открытой сцене в позе “лотоса” сидит молодой мастер, обучающий цигун.

Оуян Цзюэ и Ян Ян сели поближе к сцене. Мастер был погружен в состояние цигун, лицо его, доброе и спокойное, слегка улыбающееся, напоминало храмового Будду. Это был великий мастер “лотосового” цигун Чжао Пути.

Такой молодой и уже великий мастер? – спросила шепотом Ян Ян.

Он с детства обучался у выдающегося учителя, – также шепотом ответил Оуян Цзюэ.

Почему такое название – “лотосовый” цигун?

Это буддийская школа. У буддистов лотос в большом почете. О нем упоминают буддийские предания, он часто присутствует в настенной живописи, его изображения всегда имеются в храмах. Лотос – это не просто символ, в буддийской медитативной практике это модель движения “мысли” и ци.

Модель? В каком смысле?

Например, что такое “малый небесный круг” в цигун? Это – круговая линия, идущая вдоль позвоночника кверху и опускающаяся через середину груди и живот. Это кольцо и есть модель перемещения ци по “малому небесному кругу”. Каждое направление, каждый вид цигун имеют свою модель. Их сотни и тысячи.

Ну а “лотосовый” цигун?

Можно представить, что в области живота раскрывается цветок лотоса, он становится все больше и больше, заполняет всю Вселенную. Затем начинает постепенно сжиматься, уменьшаться, и возвращается в живот. Можно представить себя сидящим на цветке. Или… вот послушай, что он сейчас говорит, и все узнаешь. Как сейчас сердце, не стало лучше?

Да, гораздо лучше! Совершенно в порядке. Как это объяснить?

Это – лекция с одновременным воздействием на аудиторию с помощью ци. Все присутствующие могут почувствовать на себе его благотворное влияние. Ты видела, стоит ему рукой коснуться микрофона, как из репродуктора разносится резкий звук.

Действительно, как только Чжао Пути брал в руку микрофон, из динамиков раздавался пронзительный звук.

Почему это произошло? – спросила Ян Ян.

Он обладает мощной энергией, в том числе и электромагнитной. Ну, послушаем мастера.

Вскоре первая часть лекции закончилась. Один из слушателей поднял руку и задал вопрос, касавшийся положения тела во время занятий. Для того чтобы лучше показать, сидевший до этого в позе лотоса на стуле мастер вдруг, не меняя позы, легко и плавно поднялся в воздух, завис на некоторое время над стулом и затем так же плавно опустился на стоящий чуть сзади стол.

Все вытянули шеи, вытаращили глаза. По рядам прошел возбужденный шепот, ведь они собственными глазами наблюдали левитацию! На самом деле!

Вдруг один старик отбросил костыли, на которых он пришел на лекцию, и подошел к помосту. Назвав себя, он сказал: “Я хожу на костылях больше десяти лет, а сейчас, смотрите, я могу нормально ходить”. Он уверенным шагом прошелся несколько раз по помосту туда и обратно. Все зааплодировали.

Один за другим встали около десяти человек, рассказывая об удивительных изменениях в своем состоянии. Глухой стал слышать, прошла сильнейшая боль в плече, стала подниматься много лет не работавшая рука…

Многие, – сказал мастер, – почувствуют улучшение позже, через день, два. А теперь приступим ко второй части.

Все вновь приняли положение для занятий, поляна погрузилась в тишину.

Вдруг все изменилось. На только что чистом, голубом небе появились черные тучи, подул ветер, “запахло” дождем. Слушатели стали посматривать на небо, кто-то стал собираться, чтобы уйти. Ветер усилился, закружился по поляне, еще минута, и капли дождя с шумом упали на траву. Все повскакивали со своих мест, послышался чей-то испуганный крик – на поляне появились жабы и змеи.

Чжао Пути обвел взглядом поляну и понял, что произошло. Громким голосом сказал:

Спокойно, дождя не будет. Эти тучи, ветер вызваны мастером, пытающимся помешать нам. Сядьте все, как сидели, начинайте повторять мантру, которую я вам только что сообщил: янь ма ни ба ми ню. Так, все вместе. Несколько раз подряд. А теперь я разгоню тучи.

Он сел, прикрыл глаза и стал нашептывать какую-то очень сложную мантру. Обладавшие особыми способностями несколько человек, участвовавшие в занятии, увидели, как над головой мастера возникло золотое сияние в виде цветка лотоса. Цветок вращался вокруг головы, увеличиваясь в размере, заполняя собой пространство. Большинство же видело лишь то, что тучи стали рассеиваться, небо вновь стало нежно-голубым. Ветер утих, на изумрудной поляне больше не было ни змей, ни жаб. Чжао Пути сказал:

Нас испытывал мастер, обладающий большой силой. Испытание мы выдержали. А теперь продолжим занятие, время уже позднее. Прошу этого мастера больше не мешать нам.

В это время опять подул ветер, вновь стали появляться тучи. Чжао Пути изменился в лице и громко сказал:

Если вы будете продолжать мешать нам, я не буду церемониться с вами.

Ветер усилился, стало темно, как перед грозой. Чжао Пути произнес какие-то слова, направил руку в сторону поляны и крикнул:

Не двигайся!

Ветер стих, тучи разошлись.

Все встаньте. Кто не встанет, и есть тот, который пытался с нами шутить.

Несколько тысяч человек с шумом поднялись. Остался сидеть один. Его обступили. Семеро молодых людей стояли тесно вокруг него, не давая разглядывать его. Чжао Пути скомандовал:

Отойдите все в сторону. Толпа отошла, семеро стояли кольцом вокруг сидевшего неподвижно человека средних лет.

Мастер, простите нашего учителя! – обратились они к Чжао Пути.

Несите его так! – ответил тот.

Мы вас очень просим, “освободите” его.

Мастер взмахнул рукой:

Идите! В следующий раз прощать не буду!

Только теперь сидевший без движения на земле человек зашевелился. Ученики помогли ему встать. Все восемь покинули поляну.

Занятие кончилось, однако на поляне оставалось несколько сот человек, окруживших мастера. Кто-то просил полечить, кто-то задавал вопросы. Было очень тесно. Какая-то женщина протянула ему флягу:

Учитель, у моего ребенка нефрит, он сегодня не мог прийти, прошу вас, зарядите эту воду для него!

Чжао Пути взял флягу, покачал ее и вернул женщине:

У вас там была чистая вода, не так ли? Попробуйте-ка теперь, не стала ли она сладкой? Женщина попробовала:

И правда! Правда, сладкая! Стоявший рядом человек попросил мастера зарядить для него бутылку апельсинового сока. Покачав бутылку в руке, мастер сказал:

Теперь это просто вода, попробуйте.

Действительно, это была вода без малейшего запаха.

Возбужденные люди стали наперебой просить мастера зарядить предметы: напитки, продукты, ручки, часы.

Ян Ян спросила Оуян Цзюэ:

Что, эти заряженные предметы оказывают действие?

Конечно.

Каким образом?

Энергия, излучаемая мастером, собирается на поверхности предметов.

Как энергия может собираться на поверхности?

Я тебе потом расскажу, в этой толкучке трудно говорить об этом, – ответил молодой человек. Оуян Цзюэ много размышлял о природе этого феномена. Он знал, например, о таком факте: на изображениях Будды, которые обычно

имеются в помещениях, где тибетские монахи ежедневно медитируют, со временем накапливается энергия, образуемая во время медитации. Изображения становятся таким образом индуктором. Если такое изображение тайком поместить в обычное помещение, то мастер цигун, приближаясь к этому помещению, способен почувствовать идущую навстречу силу, которая даже может не позволить ему войти внутрь.

Как современная наука объясняет такие явления? Во-первых, необходимо расширить наше представление об энергии. Кроме известных нам видов энергии, есть другие, о которых мы ничего не знаем. Кроме того, нужна новая теория, касающаяся превращения и накопления энергии, включая закон сохранения энергии. Человечество, исследуя, познавая мир, всегда опирается на уже имеющиеся представления, а именно они часто и бывают самым большим препятствием на пути дальнейшего познания мира.

Наконец Чжао Пути собрался уходить. Оуян Цзюэ давно знал мастера, они были друзьями. Оуян Цзюэ и Ян Ян отправились с ним вместе, чтобы проводить мастера домой – он жил в маленьком белом доме, расположенном в парке у подножия горы. Перед домом текла речушка, рядом находился мост, тут же зеленела небольшая поляна. Место было тихое, спокойное.

Ее зовут Ян Ян. У нее сегодня болело сердце, а после вашей лекции стало намного лучше. Не посмотрите ли ее?- спросил Оуян Цзюэ, показывая на Ян Ян.

Чжао Пути взглянул на нее, она смущенно улыбнулась.

С сердцем у нее сейчас все в порядке, пульс вот только немного учащенный, примерно 85 ударов в минуту, – сказал мастер. Оуян Цзюэ взял ее за руку, посчитал пульс:

Да, 86 ударов.

Так, а теперь пульс снизится до 70. С сердцем впредь все будет нормально.

Оуян Цзюэ снова стал считать пульс:

Действительно, 70 ударов! – Благодарю Вас, мастер! – сказала Ян Ян.

Мастер посмотрел на нее, задержал взгляд. Лицо его приняло несколько удивленное выражение.

В вашей семье были последователи буддизма? Например, дед или прадед?

Ян Ян тоже удивилась:

Как вы это узнали?

Встаньте-ка, пожалуйста, лицом ко мне, вот так, я еще раз хорошенько посмотрю. Чжао Пути прищурился и некоторое время внимательно смотрел на нее. Потом сказал:

Да, ваш прадед. Он родом из Чжэцзяна, прожил 120 лет, в 40 лет стал отшельником. У него был единственный сын – ваш дед, а у деда был только один сын – ваш отец.

Все совершенно правильно! – в крайнем изумлении сказала Ян Ян.

Как вы все это узнали? Непостижимо!

Оуян Цзюэ сказал:

Для мастера-буддиста высокого уровня способность такого рода достаточно обычная вещь. Чжао Пути снова посмотрел на Ян Ян, что-то посчитал на пальцах: – Ваш прадед был моим учителем.

Правда? – Ян Ян была поражена.

Вы знаете свое предыдущее воплощение? – продолжая пристально смотреть на нее, спросил мастер.

Что? Предыдущее воплощение? – ошеломленно спросила Ян Ян.

Да, пожалуй, этого я говорить не стану, а то скажут, что я распространяю суеверия.

Оуян Цзюэ, вы сегодня когда пришли? – спросил Чжао Пути, желая перевести разговор на другую тему,

Оуян Цзюэ сказал:

Не надо смотреть, кем она была в прежних жизнях, лучше скажите, как сложится у нее эта жизнь.

Да, – живо подхватила Ян Ян. – Скажите, какая судьба ждет меня?

Чжао Пути посмотрел на нее, потом на Оуян Цзюэ, потом сразу на обоих, улыбнулся и сказал: – Этого я пока, пожалуй, не скажу.

Современная наука далека от понимания цигун

Полночь. В гостях у Оуян Цзюэ Яо Цзю. Их беседа продолжается уже несколько часов. Пользуясь тем, что сегодня гость склонен к разговору – а это очень редкий случай, – хозяин пытается извлечь из этой встречи максимальный результат и хоть немного проникнуть в истинный внутренний мир великого мастера цигун, понять, что такое Вселенная в его глазах.

Во всем мире сейчас существует много теорий, трактующих сущность феномена цигун, – говорит Оуян Цзюэ.

Да? – Яо Цзю слушает и одновременно “играет” своими руками, делая различные жесты.

В общем, они считают, что суть цигун имеет материальную, а также энергетическую, информационную основу. Если рассматривать его как особое “поле”, то это “поле” обладает следующими свойствами: жизненность, цельность, комплексность, подвижность, панинформационность, нелинейность, направленность, двусторонность, наличие цели, надвременность и надпространственность и т.д. Вчера я читал одну статью, в которой приводится около двадцати теорий, подробно разбирающих эти вопросы. Есть среди них и такие, о которых и вы говорили раньше во время публичных выступлений.

Вот как? – равнодушно проронил Яо Цзю. Он сейчас был занят такой “игрой”: направлял на стоявшие на столике электронные часы руку, и цифры начинали бешено убегать вперед, опускал руку – на табло восстанавливался порядок.

Оуян Цзюэ посмотрел на него и, поняв, что он терпеливо слушает, продолжил свой рассказ. Некоторое время он излагал эти теории. Закончив, спросил:

Как вы их оцениваете?

Глядя на свои руки, мастер сказал:

Что ж, во всем этом что-то есть.

Оуян Цзюэ внимательно посмотрел на него, наблюдая за выражением его лица, потом, после тщательного обдумывания, произнес такие слова (он решил смело прорываться вперед):

Все эти теории, учения, которых так много, и то, что говорили вы на различных лекциях, – все это, на мой взгляд, весьма далеко от истинного понимания и толкования цигун, в значительной степени все это притянуто за уши!

Наступила тишина. Яо Цзю неотрывно смотрел на свои постоянно двигающиеся руки. Оуян Цзюэ ждал. Все, что он говорил до этого, было лишь подготовкой последней фразы.

Да, – через некоторое время сказал Яо Цзю. Оуян Цзюэ молчал, он ждал продолжения.

Да, это натяжки. Они далеки от объяснения сути цигун, – добавил мастер.

Именно такого четкого ответа и ждал Оуян Цзюэ.

В чем же она тогда, эта суть? – спросил он, боясь, что слишком торопится.

Трудно коротко ответить.

Ну хотя бы приблизительно, хотя бы дайте какой-нибудь намек для меня лично.

Яо Цзю поднял глаза:

Я в этот раз приехал на Север, чтобы найти две книги.

“Опять уходит от вопроса? – подумал Оуян Цзюэ. – Кажется, нет”.

Это книги, связанные с цигун?

Да.

Что за книги?

Две древние книги.

А почему вы думаете, что они на Севере?

Чувствую. Они где-то рядом с Пекином.

Вы заговорили об этих книгах для того, чтобы дать мне понять, что секреты цигун надо искать в древних канонах?

Надо изучать древние памятники. Конечно, и современную науку использовать следует, нужно соединить древность и современность.

Значит, все-таки современные теории далеки от истины. Но если продолжать применять современные научные методы, то возможно ли постепенно раскрыть тайны цигун или же это совершенно невозможно?

Конечно, возможно.

Вы считаете, возможно? – Оуян Цзюэ собрал все свое внимание: он слушал, наблюдал, запоминал, решал. Это был чрезвычайно важный момент.

Да. Однако…

Что “однако”? – Оуян Цзюэ впился взглядом в Яо Цзю.

Ни в коем случае нельзя цепляться за устоявшиеся стереотипы, модели. Во многих случаях лучше начать с самого начала. – С начала? Но ведь надо исходить из современных научных теорий.

Не нужно пока думать об этих теориях, начать надо с признания фактов, полного признания, и исходить следует из них, из возможностей, демонстрируемых мастерами, а затем начать думать о том, что говорили о цигун в древности.

А потом думать о том, как мысли древних перевести на язык научного мышления, верно?

Гм… да, так.

Оуян Цзюэ улыбнулся и сказал: – А могу я на правах друга задать вам очень интересующий меня вопрос: какими видятся в ваших глазах этот мир, Вселенная, природа, общество, такими же, как видят их обычные люди?

И такими, и не такими, – ответил мастер тоном, который ясно давал понять: более конкретно он говорить не намерен.

А как вы считаете, Лао-цзы еще жив? – Оуян Цзюэ изо всех сил старался, чтобы разговор продолжался.

Все может быть. Кстати, жизнь ведь тоже понимается по-разному.

Вдруг Яо Цзю вскрикнул и стал рукой тереть голову.

Что случилось?

Мастер продолжал растирать голову. Прошло несколько минут, он вздохнул и сказал:

Один человек покончил жизнь самоубийством. У него был рак. Я говорил ему, что надо иметь веру, не совершать непродуманных поступков. Он меня не послушал. Только что он выпрыгнул из окна дома.

Откуда вам это известно?

Смотрите, видите, у меня на голове появилась большая шишка? Оуян Цзюэ подошел ближе: действительно, шишка была.

Как это можно объяснить?

Я связан энергетическими нитями с больными, которых лечу.

Это вы говорите языком современной физики, которая, как мы выяснили, способна дать лишь отдаленное объяснение. А какова все-таки действительная причина?

Пока ограничимся таким объяснением, – сказал Яо Цзю. Его взгляд затуманился, он что-то обдумывал. – Вообще-то я давно знал, что этим кончится.

Почему же тогда вы не предприняли мер, чтобы предотвратить такой исход?

Я сделал все, что мог. Но не все в силах человека, многое не в его воле.

Оуян Цзюэ про себя улыбнулся: “Да это очень интересно: говорить о цигун языком марксизма-ленинизма. Однако, похоже, что сегодняшний ночной разговор подошел к концу. Чрезвычайно плодотворный разговор”.

Я хочу официально просить вас принять меня в свои ученики, чтобы постигать цигун, – сказал Оуян Цзюэ.

Что ж, обучать вас цигун я не против, но давайте останемся друзьями, я не хотел бы, чтобы вы относились ко мне как к учителю.

Но я говорю совершенно искренно.

Я не могу взять вас в свои ученики.

Почему?

Это связано с кармическими условиями.

А, понятно.

Видя, что Яо Цзю собрался встать, чтобы уйти, Оуян Цзюэ решил задать еще один вопрос:

Как вы полагаете, НЛО – это оптические явления или реальные объекты?

Реальные объекты.

В таком случае есть и НЛО-навты?

Есть.

Сейчас существует еще и такая версия: НЛО – это аппараты не представителей других цивилизаций, а земного высшего разума, скрывающегося в глубинах Земли. Какая версия правильная?

Обе верны, – сказал Яо Цзю, прощаясь. – У меня есть дело, надо торопиться.

Что за дело?

Посмотрите-ка на эту лампу, – улыбаясь, сказал мастер.

Оуян Цзюэ поднял глаза, вдруг погас свет. Через мгновение снова стало светло. В комнате было пусто, Яо Цзю исчез, оставив после себя только слабый аромат.

Явление Хуэй Нэна

Знаменитый чань-буддийский храм в Гуандуне. Множество паломников. Вьется дым фимиама.

Перед сидящим в позе “лотоса” с опущенными веками и сложенными перед собой ладонями монахом с приветливым лицом стоят в благоговейной позе Оуян Цзюэ и профессор физики Ся Шан, приехавшие сюда для изучения некоторых непонятных явлений. На их вопросы монах отвечает очень кратко. Прежде он был простым, неграмотным, ничего не понимающим в буддизме крестьянином. Однажды, когда он работал в поле, перед ним неожиданно появился монах, который сказал ему: “Меня зовут Хуэй Нэн. Мне кажется, в тебе есть мудрость. Приходи ко мне в храм”. Сказал и исчез, оставив крестьянина в полном недоумении. Несмотря на всю странность этого происшествия, он, однако, после некоторого размышления отправился в названный храм, находившийся в Гуандуне, за тридевять земель от его дома. Придя, сказал, что хочет найти Хуэй Нэна, который звал его сюда. Естественно, монахи сочли это бредом и попытались его прогнать. Но он настаивал на своем, и тогда на него просто не стали обращать внимание. Крестьянин решил обойти храм и вскоре увидел статую Хуэй Нэна.

Вот он! Именно он и позвал меня! – После чего начал говорить. Монахи послушали и поняли, что простой человек такого сказать не может. После того как они задали некоторые вопросы, им стало ясно: крестьянину действительно являлся Хуэй Нэн. Его оставили в храме…

Вы пришли сюда из Цзянси? – с почтением в голосе спрашивал Оуян Цзюэ.

Да…

Вы действительно видели Хуэй Нэна?

Всякий может увидеть…

Да?

Если только в нем есть “корень мудрости”…

Похож тот Хуэй Нэн, которого вы видели, на его статую в храме? – спросил профессор Ся Шан. Монах не ответил. Переглянувшись, Оуян Цзюэ и профессор не стали больше задавать вопросов, вышли из храма и пошли неторопливым шагом по улице. Стояла теплая южная зима.

Похоже, ему действительно являлся Хуэй Нэн, – сказал Оуян Цзюэ.

Почему ты так думаешь? – спросил Ся Шан. – Совершенно неграмотный крестьянин, как он мог понять, что перед ним Хуэй Нэн? Едва прибыв в храм, как он мог вдруг заговорить на таком языке, откуда это знание сутр?

Профессор молчал, размышляя.

Вскоре после того, как буддизм пришел в Китай, он разделился на восемь направлений. Чань-буддизм был одним из них, он получил наибольшее распространение в Китае, а затем и в Японии. При пятом чаньском патриархе Хун Жэне, как гласит легенда, произошла такая история. Желая выбрать преемника, Хун Жэнь велел ученикам сочинить по гимну-четверостишию. После того как старший ученик, Шэнь Сю, зачитал свое, никто не осмелился состязаться с ним. И только Хуэй Нэн, ставший учеником совсем недавно и не умевший писать, попросил товарища записать его стих. Патриарх предпочел Хуэй Нэна, тайно передал ему свою ризу и отправил на юг, чтобы уберечь от преследования со стороны Шэнь Сю. Впоследствии чань-буддизм разделился на северную и южную ветви. Северную возглавил Шэнь Сю, южную – Хуэй Нэн. Северная ветвь выступала за постепенное просветление, южная – за мгновенное озарение. Со временем северный чань-буддизм пришел в упадок, южный же, напротив, расцвел, получил развитие, а Хуэй Нэн, шестой патриарх, занял важное место в истории китайского чань-буддизма.

Однако он на самом деле жив? Или жива его душа? – сказал, размышляя вслух, Ся Шан.

По-моему, следует по-новому взглянуть на концепцию жизни и смерти, – сказал Оуян Цзюэ. – Во-первых, что такое смерть? Считается, что сознание, или душа, есть продукт человеческого тела, этой жизненной структуры. Структура разрушилась – сознания не стало. Не является ли такая точка зрения продуктом нашего узкого представления о пространстве и времени, жизни и сознании? Во-вторых, может ли человек не умирать? Этот вопрос тесно связан с первым. Если это возможно, то есть два варианта. Первый, более привычный, – вечная жизнь в бессмертном теле в этом трехмерном пространстве. Второй вариант – другой вид жизни, существования. Здесь возникает новый вопрос. Кроме смерти в привычном смысле слова, может ли быть что-то еще? Буддийская теория перевоплощения – что это, в конце концов? Что такое нирвана? Мы говорим “есть”, “нет”, “жизнь”, “уничтожение”, но это все суждения, предполагающие время и пространство. Не потеряют ли они смысл за пределами этой концепции (времени и пространства)?

Они шли по аллее парка. Сели на скамейку. Профессор с наслаждением раскинул руки, положил их на спинку скамейки. Перед ними сновала гуляющая публика.

Расскажи-ка лучше о своей знаковой физике, мне это очень интересно, – сказал Ся Шан.

Хорошо, – ответил Оуян Цзюэ и приступил к изложению основополагающих принципов своей теории.

НЛО?

Вечером Оуян Цзюэ вновь отправился в храм, надеясь еще раз поговорить с монахом. Там же можно было и переночевать. Профессор Ся Шан вернулся в городскую гостиницу.

Было уже поздно. Профессор лежал в постели и думал о событиях дня. Сон не приходил. Его номер находился на 12-м этаже. Через два больших окна виднелось темно-синее ночное небо, на котором мерцали несколько одиночных звезд. Становилось все тише, в городе гасли огни. Вдруг профессор почувствовал что-то странное: остановилось время? И в этот момент, в пугающей тишине, на фоне окна возникла фигура человека в шлеме. За окном разлился белый свет, как бы образовав экран, закрывший собой небо и город. В следующее мгновение перед ним совершенно бесшумно появились несколько человек. Ся Шан прикусил губу: больно, не сон. Значит, пришельцы? Он вскочил, свесил ноги с кровати и оторопело смотрел на них. Их было четверо, невысокие, примерно 1м 60см, маленькие глаза, маленький рот, носа почти не видно. Даже неясно, лицо это или маска. Не было никакого звука, однако он уже знал: они сказали, что хотят показать ему свой корабль и свое местонахождение. Он согласился. Он знал, что может только соглашаться. Ему приходилось много читать о похищениях землян НЛО-навтами. Сейчас, когда он сам был в такой ситуации, прежде всего, ощущал страх.

Белый свет за окном исчез, стало видно небо. Потом снова возник сноп белого света, шедший сверху в окно. “Идемте”, – “услышал” профессор беззвучный голос. Тело его оторвалось от пола, и он вместе с четырьмя пришельцами сквозь закрытое окно полетел вдоль светового луча ввысь. В этот миг ему вспомнился его опыт занятий цигун, вспомнились лаошаньские отшельники, проходившие сквозь стены.

В ночном небе висел блюдцеобразный светящийся объект серого цвета, в который они и влетели. В следующую секунду все осветилось ярким светом: они находились внутри корабля. Как во вращающемся ресторане на крыше высококлассного отеля – все стены были прозрачны, виднелось ночное небо, внизу – город. Один из НЛО-навтов взмахнул рукой, и стены потеряли прозрачность, став матово-белыми. Было светло, хотя неясно было, откуда идет свет, – он равномерно разливался повсюду, не давая тени.

Ся Шан только теперь стал понемногу приходить в себя: “Так, значит, это и есть “летающая тарелка”, это и есть НЛО-навты! Не надо бояться, нужно быть искренним и открытым. Они находятся на гораздо более высоком уровне развития, интеллектуальном и техническом, всякое сопротивление бессмысленно. Возможно, они намерены анатомировать меня, ставить на мне эксперименты, как делают люди в отношении животных. Надо быть к этому готовым”.

Пришельцы, без сомнения, поняли, о чем он думает. И хотя на их лицах ничего не обозначилось, однако профессор понял, что они улыбнулись и сказали (конечно, телепатически):

Не надо бояться. Нам известно, что вы физик, что вам легче, чем другим, понять нашу цивилизацию. Мы не причиним вам вреда.

Он успокоился. Они повели его осматривать корабль. Не касаясь ногами пола, он бесшумно перемещался вслед за хозяевами “тарелки”, из одного помещения в другое. Это, кажется, центральный пульт управления. Взмах руки, и перед ними загорелся экран, по нему медленно скользили галактики, межзвездное пространство мерцало красным, как огонь, цветом. Снова движение рукой, и изображение стало стремительно меняться.

Сейчас вы увидите наш путь сюда, – сообщили профессору. Навстречу из глубины полетели созвездия, разбегавшиеся в стороны у переднего края экрана. Все вокруг – и пульт управления, и сам корабль – исчезло из виду, Ся Шан ощутил себя в открытом космическом пространстве, его; окружали созвездия, туманности. Беспредельность, бездонность, холод! Красное мерцание сменилось желтым, затем зеленым, голубым, затем они оказались как бы в черном бесконечном туннеле. Мир темноты. Ся Шан чувствовал, что уходят огромные отрезки времени и пространства, все полностью перерождается, меняется масса, энергия. Наконец черный туннель кончился, вокруг было теплое, светлое пространство, мимо проплывали созвездия. Вдруг профессор понял, что это наша Галактика, что они уже вошли в Млечный Путь. Еще немного, и вот Солнечная система, впереди – голубая Земля. Корабль, по-видимому, перешел на земную орбиту. Планета все увеличивалась, занимая постепенно весь экран. Наконец они зависли над городом. Луч света прорезал темноту, и Ся Шан увидел свою гостиницу, свой номер, себя, лежащего на кровати… Зажегся яркий свет, и все исчезло. Он вновь оказался в диспетчерской корабля.

Осмотр продолжался. Профессор решил задать вопросы. – Я читал очень много свидетельств о встречах с вами. Достоверны ли они? – произнес он мысленно.

Да, но не все контакты происходят с нами.

То есть на Земле есть пришельцы из разных миров?

Да.

Вы контролируете развитие земной цивилизации?

Мы всего лишь наблюдаем, наше вмешательство минимально, это небольшие эксперименты.

Есть ли в земной культуре что-то, что бы было ближе к той истине, которой владеете вы, чем теория относительности Эйнштейна?

Вы ведь изучаете цигун, особые способности человека?

Некоторые люди, имевшие встречи с инопланетянами, писали, будто эти инопланетяне им говорили: “Любовь – это главное”. Почему? В вашей культуре любовь занимает такое же место?

НЛО-навты переглянулись, и профессору показалось, что они улыбнулись.

Вы должны понять: любовь является феноменом, относящимся к физике.

Что? Любовь – физический феномен?!.

Одна из причин того, что вы далеки от истины, заключается в том, что вы отделяете процессы, происходящие в вашем обществе, от Космоса, Природы.

Вдруг профессора осенила мысль: – Значит, все, что происходит в человеческом обществе, культуре, мышлении, имеет связь с Космосом, физикой. То есть, другими словами, обладает их закономерностями?

Инопланетяне вновь добродушно улыбнулись:

Хорошо, если вы пока уясните то, что мы сказали.

Неожиданно Ся Шан вспомнил о теории Оуян Цзюэ.

Вы знаете, у меня есть друг, он создал теорию знаковой физики. В голове профессора пронеслось все, что относилось к первой части теории, его собеседники мгновенно восприняли всю информацию.

Это имеет большое значение для вас, – сказали они.

Вторая часть теории – структура и язык, – продолжил Ся Шан. – Весь Космос, как макро-, так и микрокосмос, следует понимать как структуру. Любой процесс развития есть не более чем развертывание структуры во времени. А сама структура, по сути, является языком. Язык человечества, в узком ли, в широком ли смысле, – часть космического языка. Проникнув в тайну своего языка, мы сможем раскрыть тайну структуры Космоса.

Когда все, касавшееся второй части теории, промелькнуло в памяти профессора, инопланетяне сказали:

Вы должны, начав с исследований языка, войти в контакт с космическим разумом.

Войти в контакт с космическим разумом? – удивленно повторил Ся Шан.

Он стремился запомнить все, что ему говорили. Страх его полностью исчез.

Смотрите, мы движемся по орбите Земли.

Только сейчас он заметил, что корабль вновь стал прозрачным. Голубая планета медленно вращалась.

Куда мы направляемся? – спросил профессор.

Никуда. Мы вернем вас, и вы продолжите свой сон.

Планета стала быстро увеличиваться, контуры расплылись, и вот корабль вновь завис над ночным городом. Вниз упал столб света.

До свидания. Вам пора возвращаться, – услышал он.

Могу ли я рассказывать о том, что видел и слышал здесь?

Вы получите указания.

Что за указания?

В ваших ощущениях.

Профессор почувствовал, как его снова приподнимает какая-то сила и втягивает в световой поток. Через секунду он уже в своем номере. Свет исчезает. Он подбегает к окну, смотрит вверх. Далеко в небе виден белый размытый шар, похожий на маленькое облачко. Он всматривается в него. Вдруг это облачко ярко освещается, и Ся Шан отчетливо видит, что это точно та “тарелка”. Через мгновение свет гаснет. Затем снова две короткие вспышки, и наконец все исчезает. “Прощание” закончилось. На черном небе остались одни лишь мерцающие звезды.

Вопросы, вопросы…

Они уселись на стулья перед домом: Ян Ян рядом с Оуян Цзюэ, позади Чжао Пути – несколько его учеников. Зеленая поляна сверкала под яркими лучами солнца, слышался плеск реки.

Оуян Цзюэ улыбаясь, спросил:

– Вы говорите, что ваш метод относится к традиции Махаяны?

Чжао Пути кивнул:

– Да.

– Китайская Махаяна делится в основном на восемь ветвей, к какой принадлежите Вы?

– Нельзя сказать, что я принадлежу к какому-то одному направлению, у меня было несколько учителей, я изучал и чань-буддизм, и йогу, и другие системы.

– Вы только что превращали воду в другие жидкости. Скажите, вы действительно превращали ее или меняли с помощью телепортации?

– Конечно, можно и заменить, это нетрудно, однако я на самом деле воду превращал, менял ее молекулярную структуру.

– А не могли бы Вы рассказать о мантре? – продолжал задавать вопросы Оуян Цзюэ.

– Обычно это не подлежит обсуждению. Мантры передаются устно от учителя ученику. Это достаточно строгое требование.

– А разве только что, во время занятий, Вы не называли мантры?

– Это обычные, простые мантры, их можно сообщать. Есть и разные лечебные мантры, я намерен позже открыто обучать им. Однако существует много таких, которые хранятся в тайне.

– Тогда я хотел бы официально просить Вас быть моим наставником.

Чжао Пути улыбнулся:

– Это не такое простое дело.

– Я верю в силу мантр, в то, что они могут рассеивать, собирать и изменять энергию. В древних мифах говорилось о словах, с помощью которых можно спасаться от огня и воды. Я думаю, что все это реально, такие слова тоже можно считать мантрами, не так ли?

– Верно.

– А вот скажите, пожалуйста, как Вы думаете, существуют ли так называемые Живые Будды, о которых говорит ламаизм?

– Конечно, существуют.

– И большие мастера буддистской школы способны указывать своим душам сферы, в которые они должны отправиться после смерти?

– Да.

– Еще такой вопрос: в историях старины часто упоминалось “искусство превращения”, например, Сунь Укун мог превратиться в дерево. Возможно ли это?

– Возможно.

– Каким образом?

– Это трудно объяснить. Например, я вдруг исчез, перенес себя в другое место, но в то же время сюда, на это место, переместил дерево. Для вас же это может выглядеть так, будто я стал деревом.

– Это телепортация. А существует ли прямое превращение?

– Что значит “прямое превращение”? Если я вдруг мгновенно исчезаю из этого мира, в этом мире меня нет, но возникает дерево, которого в этом мире не было и которое стоит на месте, где только что стоял я, то что это, прямое превращение или нет?

– “Которого в этом мире не было”, то есть Вы хотите сказать, что существует другой мир, да?

– Гм, не надо об этом думать, опираясь только на логическое мышление, размышление об этом требует более широкого подхода.

Оуян Цзюэ блестящими глазами пристально посмотрел на Чжао Пути. Он понял: особые способности не могут быть объяснены в общепринятых категориях, в рамках известной нам логики. А если так, то какие категории, какая логика должны быть применены в этом случае?

Два зала

Сегодня в одном из институтов Пекина два собрания. В одном зале читает лекцию по философии известный теоретик Сян Шичжао. В другом проходят выступления мастеров цигун. Атмосфера в залах совершенно разная. В первом чинно, официально, много пустых мест, в другом – негде яблоку упасть. Между залами – узкая аллея. Оттуда, где выступают мастера цигун, часто доносится шум голосов, привлекающий внимание слушающих равнодушно философа. Сян Шичжао знает о том, что там происходит,  и давно уже стал нервничать. Вот его терпение истощилось, он говорит:

– Товарищи отвлекаются, поэтому я хочу вот что сказать. В обществе сейчас большая мода на цигун, сверхчеловеческие способности. Я считаю, это требует бдительности со стороны работников науки. Апологеты цигун, во-первых, выступают против материалистической теории о мире, во-вторых, отрицают материалистическую теорию познания, в-третьих…

После того как он закончил свою еще долго продолжавшуюся критику, ему из зала подали несколько записок; смысл всех их был одинаков: нельзя отрицать того, что не исследовано. Предлагаем после лекции пойти и посмотреть на выступления мастеров цигун.

– Материалисты не боятся  фактов; идемте посмотрим, – сказал докладчик.

…Выступления шли полным ходом. Когда Оуян Цзюэ вошел в зал, на сцену поднялся известный в Пекине мастер Ху Сяомин, публика приветствовала его аплодисментами. Первый номер – телепортация. Мастер засучил рукава и спросил:

– Какие монеты хотела бы видеть публика?

– Гонконгские! – крикнул кто-то.

Ху Сяомин вытянул руку, сделал хватающее движение, и на ладони появились монеты – они со звоном стали падать на стол.

– Американские! – крикнули еще.

То же движение, и на стол посыпались металлические доллары. Группа людей выскочила из зала на сцену, чтобы удостовериться в том, что деньги настоящие. Желая исключить всякие подозрения в трюкачестве, мастер снял рубашку, оставшись в одной майке, и встал в центр группы, предоставив им все возможности для наблюдения. Требовали английские, французские, японские, тайваньские, советские и еще многие другие монеты, и каждый раз повторялась одна и та же картина – движение рукой, и на стол падают деньги. Возбуждение в зале дошло до предела. Наконец решили вернуть деньги. Ху Сяомин стал брать монеты горстями и швырять их в воздух – и они исчезали, раз за разом, пока на столе не осталось ничего.

Следующий номер – разламывание и соединение стального стержня. В это время на входе в зал возникла толкучка: вошли Сян Шичжао и группа людей из соседней аудитории. Сян Шичжао подошел к распорядителю и сказал:

– Я не верю ни в какие особые способности. Позвольте мне провести наблюдение?

Распорядитель вежливо пригласил его на сцену в президиум.

На квадратном столе, покрытом белой скатертью, стояли два стакана, на которые поместили толщиной с палочку для еды стальной стержень, соединивший их, подобно мосту. Мастер должен был сначала переломить стержень с помощью мысли. Сян Шичжао встал:

– Можно посмотреть стержень?

– Можно. Ху Сяомин передал ему стержень.

Стоя перед этим строгим, авторитетным лицом, весь вид которого выражал крайнее недоверие, молодой мастер чувствовал себя очень неудобно. Осмотр закончился. Ху Сяомин вернул его на место и собрался было приступить к действию, как вдруг Сян Шичжао снова поднялся:

– Можно еще раз глянуть?

Ху Сяомин несколько растерянно посмотрел на него, протянул ему стержень. Философ внимательно обследовал предмет еще раз. Когда мастер протянул руку, чтобы забрать стержень, Сян Шичжао сказал:

– Я положу его сам. – Он подошел к столу и положил стержень на стаканы.

Атмосфера в зале стала напряженной. Ху Сяомин  приступил. Он сосредоточил взгляд на стержне. Весь зал также безотрывно смотрел на стержень. В зале стало совершенно тихо, ни звука. Взгляд философа был холодным. Ху Сяомин сжал зубы, сконцентрировал энергию и громко крикнул:

– Ломаться!

Однако ничего не случилось. По залу прошел гул. Сян Шичжао сидел прямо и неподвижно, скрестив руки на груди. Его лицо ничего не выражало.

Ху Сяомин вытер со лба платком пот, собрался и стал снова погружаться в “состояние цигун” и затем произвел несколько посылок. Все оставалось без изменений. Наконец опять крикнул – стержень, поблескивая, лежал без движения на месте.

Ху Сяомин посмотрел на распорядителя, как бы прося помощи. Распорядитель сказал:

– Ху Сяомин неоднократно успешно демонстрировал этот номер, сегодня по каким-то причинам он не получается. Ху Сяомин, пропусти этот номер, давай следующий.

Мастер мельком взглянул на Сян Шичжао и нерешительным голосом сказал:

– Сегодня у меня, пожалуй, не выйдет ничего.

Сян Шичжао медленно и с расстановкой произнес:

– Мы хотели провести исследование, и вот совершенно очевидно: особые способности не действуют. Наверное, мне придется стать твердым пессимистом.

Распорядитель сказал:

– Особые способности часто требуют поддержки. Если рядом много тех, кто не верит, то их трудно проявить.

– А если все будут верить, то зачем проводить эксперимент? Стоило появиться сомневающемуся, как опыт провалился. Разве это не доказывает, что то, что видят те кто верит, не более чем галлюцинация?

Оуян Цзюэ понимал, в чем тут дело: особые способности проявляются с помощью “мысли”. Если психологическое состояние экстрасенса не на высоте или вокруг него образуется сильное отрицательное “поле мысли”, то его способности либо подвергаются воздействию помех, либо блокируются полностью. Сян Шичжао – известный ученый, к тому же у него сильная воля, поэтому его “категорическое недоверие” сильно подействовало на “силу мысли” мастера. Да к тому же и аудитория прониклась сомнением, что еще больше затрудняло его положение. Однако если сейчас прекратить выступление, то это нанесет вред делу цигун. Надо что-то придумать. Оуян Цзюэ решил воспользоваться тем, что в зале его многие знали. Он встал и сказал:

– Я много раз видел выступления Ху Сяомина, и всегда они были успешными. Мастер цигун, как и спортсмен, подвержен влиянию многих факторов. Давайте поможем ему доверием, аплодисментами, давайте пожелаем ему успеха!

Зал громко зааплодировал, атмосфера разрядилась, на философа перестали обращать внимание. Мастер был тронут, несколько воспрял духом. Он сложил у груди ладони и поклонился зрителям.

Оуян Цзюэ продолжал:

– Я считаю, что мастерство Ху Сяомина очень высоко, то, что он сейчас собрался нам показать, для него, в общем-то, пустяки, он может и не такое. Однако он молод, иногда поддается настроению, чувствам. В зале послышался дружеский смех. Мастер явно повеселел, несколько озорно и в то же время смущенно почесал затылок.

– Ну, а теперь все успокойтесь, расслабьтесь и с доверием ждите успешного выступления.

В зале установилась тишина. Мастер успокоился, сосредоточился. Прошла минута –  и вдруг стержень из нержавеющей стали со скрежетом разломился на две половинки. Зал разразился громкими аплодисментами. Оуян Цзюэ взял в руки разломанный стержень и показал публике. Затем, соединив куски металла, положил их на стол и сказал:

– А сейчас попросим Ху Сяомина сплавить стержень.

Снова стало тихо, все замерли в ожидании. Это труднее, чем разламывать. Ху Сяомин встал в нескольких шагах от стола, сосредоточился. Прошло несколько минут. Многочисленные взгляды по-прежнему видели щель между частями стержня. По залу прошел легкий шум. Оуян Цзюэ жестом попросил всех соблюдать тишину. Прошло еще несколько минут. Вдруг глаза мастера открылись, и… стержень соединился! В какое-то мгновение все увидели, что щель исчезла. Оуян Цзюэ не стал торопиться демонстрировать стержень залу, он сначала обратился к сидящему в президиуме Сян Шичжао и сказал:

– Пожалуйста, подойдите сначала Вы, удостоверьтесь, что стержень соединился.

Философ махнул рукой:

– Не надо.

Тогда Оуян Цзюэ сам взял со стола стержень и передал его ученому. Тот повертел его, погладил рукой: не было даже шва на месте сплавки! Он ничего не сказал. Оуян Цзюэ снова взял стержень, показал его всем. Те, кто сидел в первом ряду, брали в руки, ощупывали.

– Сварка с помощью “мысли” удалась! – объявил Оуян Цзюэ.

Зал вновь зааплодировал. Распорядитель обратился к Сян Шичжао:

– Вы удовлетворены, этим экспериментом, профессор?

Прошло несколько секунд, прежде чем он ответил:

– Этот эксперимент носит случайный характер, отсутствует повторность. Кроме того, я не исключаю возможности того, что это ловкий трюк. Я не верю в особые способности.

Глаза распорядителя сверкнули возмущением:

– В конце концов, в силу каких причин Вы отвергаете цигун и особые способности? Разве Вы не собственными глазами наблюдали опыт, разве это не факт?

Сян Шичжао встал, его лицо было холодным.

– Я опираюсь только на свой разум! Я против эмпиризма! Главное – ум, а не глаза!

Предсказания

Друг, ты сейчас ходишь по комнате, открываешь дверь выходишь, входишь, закрываешь дверь. Нет ли у тебя одновременно и странного и такого обычного ощущения: эта замкнутость трехмерного пространства не так уж непреодолима. Как плотно ни закрывай дверь и окна, а “пришельцы”, “высший разум”, “святые”, сделав “поворот” (через четырех-, пятимерное пространство), войти могут без труда. Они видят все, они перемещаются повсюду, свободно, не зная преград. Ты, возможно, думаешь об удивительных совпадениях, случающихся в  жизни. Почему, например, ты подружился именно с этим человеком, почему он (она) стал(а) твоим мужем (женой)? Случайность? Необходимость? Представь себе:  оказывается, если есть особые способности, то все это можно предсказать, ибо время может быть преодолено.

Гуляя в парке, я вдруг почувствовал, что пространство и время можно преодолеть. Это ощущение было сильным, без тени сомнения. Я твердо был уверен, что это возможно. Когда много видишь, долго размышляешь, это становится чем-то обычным, воспринимается, легко, естественно, как дважды два – четыре. Это приходит неожиданно, ты вдруг просто понимаешь, чувствуешь и знаешь непреложно, что барьеры, возводимые временем и пространством, – иллюзия. И тогда сознание расширяется, ты постигаешь сущность сверхспособностей, вроде прохождения сквозь стены, ясновидения, предвидения и других, и не только постигаешь, но и в какой-то момент занятий цигун вдруг замечаешь их в себе.

Запомни, друг, преодоление пространства и времени умом (в научном мышлении), чувством, в воображении, в подсознании, в “состоянии цигун” будет предпосылкой общего преодоления ограниченности человечества. Наши научные знания, философская мудрость, достижения искусства, мастерство цигун получает в этом концентрированное проявление.

Тот, кто преодолеет время и пространство, достигает Того берега космической истины, станет буддой, находясь здесь.

Человечество всегда считало, что пространство и время – это великая реальность, а их преодоление – область фантазий.

Сейчас мы должны реальность (время и пространство) превратить в иллюзию, а фантазию – в реальность.

Это и есть великая истина цигун.

Черные против белых

На проходящем турнире по шашкам между Японией и КНР наибольшее внимание привлекла партия между японским шашистом и китайским спортсменом. За один день до игры Яо Цзю познакомил Оуян Цзюэ с юношей с живыми, озорными глазами по имени Бэньбэнь, учащимся старшего класса одной из средних школ. Это был ученик Яо Цзю, обладавший способностью предвидения. Оуян Цзюэ решил проверить его способности – он быстро расставил на столе шашки и попросил его рассказать, как пройдет завтрашняя игра. Бэньбэнь с радостью согласился. Он тут же сел на стул в позу лотоса, положил соединенные ладони на живот, закрыл глаза и замер. Через несколько минут он сказал японец будет играть черными, китаец – белыми. Потом юноша открыл глаза и сделал на доске первые четыре хода, которые оказались очень простыми, обычными. Неужели так и будет, усомнился Оуян Цзюэ.

– Ну, дальше? – улыбнувшись, произнес он.

Юноша снова закрыл глаза, погрузился в молчание, затем сделал несколько ходов. И так дальше. Бэньбэнь очень плохо умел играть в шашки, однако на доске стала постепенно разворачиваться захватывающая, искусная борьба. Оуян Цзюэ наблюдал за ней с возрастающим изумлением. И вот последнее погружение, и, хлопнув в ладоши, молодой человек открыл глаза и сказал:

– Все, конец! Выиграл японский шашист.

– А если сказать об этом китайскому спортсмену, то все можно изменить? – спросил Оуян Цзюэ.

– О таких вещах говорить нельзя. То, что предопределено, должно оставаться неизвестным, – сказал Яо Цзю, улыбаясь.

“Понятно. Тому, кто вмешивается в естественный ход вещей, природа мстит”, – подумал Оуян Цзюэ.

– Еще что-нибудь можешь предсказать? – спросил он юношу.

– Задайте тему.

Немного подумав, Оуян Цзюэ  взял со стола фотографию Ян Ян:

– Скажи, что ее ждет?

– Хорошо, давайте, – быстро ответил Бэньбэнь. Он, как и в прошлый раз поджал ноги, закрыл глаза. Через какое-то время он слегка задрал голову, стараясь как бы разглядеть что-то вдали. У Оуян Цзюэ от волнения часто забилось сердце. Наконец юноша открыл глаза:

– Я видел, как она вместе с вами катается на лодке.

– Вот как? – Оуян Цзюэ смущенно улыбнулся. – Ну, давай попробуем еще. Он принес из кабинета фотографию жены, которую недавно проводил в Америку и с которой у него были очень непростые отношения.

– Каково ее будущее?

Бэньбэнь с азартом молодости принял задачу. Прошло несколько минут, и он начал говорить:

– Я видел ее в самолете, затем в машине, за рулем мужчина, с которым она очень весело разговаривала. Кажется, это не Китай. Потом она одна ведет машину, вот – с другим мужчиной. Затем она заболела, в постели, за окном черное небо, встает, открывает чемодан, достает альбом, долго-долго смотрит на фотографию, на ней…- Бэньбэнь останавливается, окидывает взглядом Оуян Цзюэ.

– Кто?

– Кажется, Вы и маленькая девочка.

– Что дальше? – голос Оуян Цзюэ дрожит от волнения.

– Она убирает альбом. Вскоре выздоравливает. Вот она пьет горячее молоко, о чем-то думает. Звонит телефон. Она одевается, выходит из дома. Вижу, что она часто летает на самолетах, суетится очень веселая, вокруг нее много людей, мужчин. Опять болезнь. Прошло много-много лет, она состарилась, она одна, в черном платье сидит в большой комнате, совершенно одинока. У нее несколько кошек. Она часто берет альбом, подолгу смотрит на фотографию, на которой Вы и маленькая девочка.

Оуян Цзюэ долго не мог говорить. Щемящая грусть захватила сердце. Жизнь, жизнь… У нее всегда есть конец. Если все предвидеть заранее, зачем тогда жить? Преодолеть время – значит преодолеть жизнь. Нет больше страданий, неизбежно сопровождающих нашу суетную жизнь, нет больше и счастья, которое она дает. Ты хочешь этого? Он почувствовал, что его сердце противится этому. Человек любит жизнь, а она заключена внутри пространства и времени, преодолеть жизнь – это слишком жестоко.

Он не стал просить Бэньбэня предсказать свою судьбу.

Он не желает знать свое будущее, иначе жизнь станет совершенно бессмысленной. Ведь тогда все, чем ценна жизнь, – заботы, тайны, поиски, устремления – все это утрачивает значение и притягательную силу. Счастье обычной человеческой жизни не приемлет особых способностей, преодолевающих пространство и время.

Лишь тот, кто вознесся над обыденностью жизни, способен по-настоящему постичь истину преодоления пространства и времени.

Но это, ох, как нелегко!

На следующий день Оуян Цзюэ наблюдал за игрой между японским и китайским шашистами: все произошло в точности так, как предсказал Бэньбэнь.

Выводы. Пространство-время не более чем определенный порядок этого (нашего) мира. В другом же мире (вселенной) он может потерять свое значение.

Все явления мира обладают  информацией двух видов: не преодолевающей пространство и время; преодолевающей пространство и время. Информация второго вида воспринимается многими людьми как непосредственное ощущение (чувствознание).

Цигун, особые способности есть не что иное, как максимальное развитие чувствознания.

Цигун-лекция

Пекин. Спортивный зал “Столица”, вмещающий 10 тысяч человек, заполнен до отказа. Известный мастер цигун Яо Цзю проводит выступление с одновременным лечебным воздействием.

Цигун-лекция началась. Перед микрофоном – мастер. Он мягким голосом, в котором слышится южный акцент, говорит о том, что его способности весьма обычны, что настоящих мастеров много, но они не проявляют себя, он же их ученик, по их указанию “покинувший горы”. Затем напоминает, что поскольку это цигун-лекция, то будет благодаря активизации ци всех присутствующих создано мощное энергетическое поле, у многих возникнут непроизвольные движения, некоторые будут издавать различные звуки. Но бояться этого не следует, это нормально, так выходит болезнь. Если же вы здоровы, но обладаете высокой чувствительностью, то можете помочь окружающим: через ваше тело будет удаляться их болезнетворная ци, вам же вреда не будет, наоборот, укрепится ваш иммунитет.

Закончив выступление, Яо Цзю перешел к лекции о цигун. К этому моменту у многих уже начались непроизвольные движения, послышался плач, вскрикивания.

Оуян Цзюэ находился в зале. В отличие от других он имел задачу исследовать этот феномен, поэтому он наблюдал, записывал. Поле усиливалось, плач, смех, резкие крики слились, смешались, казалось, зал сходил с ума. Однако никто не вставал со своих мест, все находились под контролем мастера. Рядом с Оуян Цзюэ сидела девочка, пришедшая сюда вместе с ним. Ей было 11 лет, звали ее Цзяцзя. 2 года назад у нее обнаружились особые способности, она стала заниматься с учителем и сейчас могла видеть насквозь, обладала предвидением, дальновидением и многими другими способностями.

Что ты видишь? – шепотом спросил ее Оуян Цзюэ.

Вижу над головой Яо Цзю сияние, вокруг всего тела тоже есть сияние. – Какого цвета?

Красного, белого, золотого. Вокруг тела золотое сияние. Фигура его кажется очень высокой, большой.

Оуян Цзюэ посмотрел на Яо Цзю, но ничего особенного в нем не заметил: у него ведь не было особых способностей.

Посмотри-ка еще разок внимательно, может, еще что-нибудь увидишь, – сказал Оуян Цзюэ. Цзяцзя закрыла глаза, через некоторое время открыла и сказала:

У всех людей, находящихся в зале, остались только их скелеты.

А у Яо Цзю?

Его скелет гораздо больше, чем у остальных.

Что еще?

Еще? Еще вижу, что позади Яо Цзю находится много людей, вернее, силуэтов, которые помогают ему!

Вот как?!

Да, а в зале за каждым человеком видно по одному силуэту.

И что они делают?

Помогают Яо Цзю!

Помогают ему оказывать на них воздействие?

Да.

Оуян Цзюэ лихорадочно думал о том, что же видит эта маленькая Цзяцзя: сгустки энергии, информационные образования, души? Чьи души? Откуда?.. Он прервал свои размышления, услышав, как Яо Цзюэ сказал:

На моей предыдущей лекции присутствовал один старый уже человек, искренне верящий в цигун. Он купил билет с рук за одну тысячу юаней. После лекции он стал слышать после нескольких десятков лет глухоты. Я знаю, что сегодня он опять здесь, я его чувствую. Я уверен, что его здоровье и дальше будет поправляться. У вас ревматический артрит? Многолетняя астма? Верно? Я вас никогда не видел, но я знаю ваши болезни. Скоро эти болезни оставят вас, потому что вы верите в цигун, верите мастеру цигун. Занимаясь цигун, принимая цигун-лечение, надо быть открытым, иметь искреннее сердце, иначе цигун-информация не сможет проникнуть в вас, не окажет воздействия…

Оуян Цзюэ знал, что по оценкам, которые делались каждый раз после таких цигун-лекций Ян Цзю, обычно у нескольких тысяч человек, среди которых немалое число страдало многолетними трудноизлечимыми заболеваниями, наступало выздоровление. А у десятков или сотен человек проявлялись особые способности.

Сделав нужные записи, отсняв достаточно фотоснимков, Оуян Цзюэ решил свои наблюдения на этом закончить. Он закрыл глаза, сел прямо, расслабился. Цигун-поле было очень сильным, мгновенно во всем теле почувствовалось онемение и распирание, во многих точках было ощущение, как при электроиглоукалывании, по меридианам прошла волна потока ци. Он продолжал погружаться, шум, стоящий в зале, стал удаляться. Он стал вслушиваться в голос мастера, доносившийся до него как сквозь туман, представлять его облик, его лицо, пытаясь проникнуть в его мысли и понять их. Что же все-таки такое, эти способности Яо Цзю? Что же такое цигун? Почему нужно, чтобы “сердце было искренним”? В буддизме также об этом часто упоминается. Это только психологическое воздействие или за этим кроется нечто более глубокое? Может быть, “искренность” означает не только состояние готовности, но некий феномен из области физики?..

Возвращались домой вместе на машине. Яо Цзю молчал, закрыв глаза. Оуян Цзюэ думал об увиденном, услышанном в этот вечер. Вдруг Яо Цзю быстро открыл глаза и сказал:

Остановите машину!

Зачем? Мы еще не приехали, – удивился Оуян Цзюэ.

Вы поезжайте дальше, а мне надо выйти.

Что случилось?

Я… э-э, мне надо предотвратить одну аварию на дороге.

Аварию? – вскричал Оуян Цзюэ. “Надо непременно ехать с ним”, – подумал он.

Откуда вы знаете, что будет авария? Где? И в таком случае, не лучше ли поехать туда на этой машине? Как же вы иначе туда попадете?

Есть способ.

Позвольте мне отправиться туда с вами!

Яо Цзю немного подумал и сказал:

Ладно, только ехать надо побыстрее, мы должны быть в Гунчжуфэнь раньше половины двенадцатого.

Водитель посмотрел на загоревшийся индикатор бензобака:

Бензин кончается, надо заправиться. Яо Цзю глянул на стрелку индикатора, взмахнул рукой:

Ну, а теперь?

Водитель так и впился взглядом в прибор: стрелка показывала, что бак полон. Он надавил на газ, и машина стрелой понеслась вперед. Вот уже и Гунчжуфэнь. Машина еще не остановилась, когда Яо Цзю вдруг произнес:

Не успеваем. Я пойду вперед. – И не открывая двери, исчез.

Оуян Цзюэ ощутил перед глазами какой-то туман, на мгновение закружилась голова, а когда пришел в себя, то обнаружил, что стоит на тротуаре. Ошеломленный водитель стоял рядом. Двери машины не открывались. Они стали озираться по сторонам, ища мастера, но его нигде не было. На дороге было совершенно пусто. Был виден лишь один велосипедист, который приближался к ним, съежившись под зимним северным ветром. А позади него на большой скорости мчался большой грузовик. Велосипедист вдруг как-то замялся, возможно, что-то случилось с велосипедом. Он хотел пересечь наискосок дорогу и неожиданно упал к середине дороги. Грузовик, который был чуть позади него, затормозить уже не успевал, и через секунду должно было произойти несчастье. И в это самое мгновение совершенно невероятным, фантастическим образом все вокруг дрогнуло, как кадр на экране, сместилось по горизонтали: грузовик остановился за два метра до велосипедиста, а сам велосипедист уже успел встать. Водитель вылез из кабины, недоуменно смотря на велосипедиста, не веря глазам своим:

С вами все в порядке?

Велосипедист, отряхивая с одежды пыль, посмотрел на водителя:

Все в порядке. – Сел на велосипед и уехал.

Водитель же все стоял на месте, почесывая затылок: он никак не мог понять, что же произошло, ведь мгновение назад он совершенно ясно ощутил, что его машина сбила этого человека!

Подошел Оуян Цзюэ и с улыбкой сказал:

Чуть не случилась беда, впредь будьте осторожней.

Шофер, высокого роста парень, еще только стал приходить в себя. “Да…” – растерянно пробормотал он, влез в кабину, высунул голову, посмотрел назад и потом медленно тронулся.

Только в это мгновение появился Яо Цзю. Оуян Цзюэ спросил его:

Откуда вам стало известно об этой аварии? В мире так много аварий, почему Вы не спасаете всех, а выбрали именно этот случай?

Здесь спасать должен был я. Я спасаю там, где это должен делать я, – ответил мастер, направляясь к автомобилю.

Кем же это определяется? – все больше удивлялся Оуян Цзюэ.

Поехали, – сказал Яо Цзю. – Где бы ни случилась авария, рядом всегда окажется великий мастер. Спасать тебя или не спасать, зависит от того, какая у тебя душа.

Цигун-дождь

Небывалой силы пожары бушевали в Китае. Для борьбы с этим невиданным по масштабам бедствием были мобилизованы войска НОАК (Народно-освободительной армии Китая. – Перев.), специальные подразделения, а также миллионы простых граждан. Стояла засуха, дул сильный ветер, ежедневно в золу превращались леса на площадях в десятки тысяч гектаров. Люди бросили на борьбу все, что было в их силах, включая авиацию, для вызывания искусственного дождя.

В это время компетентные органы решили попросить мастера Яо Цзю помочь в борьбе со стихией, используя его способности вызывать дождь. Одновременно это могло бы стать отличным экспериментом по изучению возможности влияния с помощью цигун на климат.

Для гарантии достоверности эксперимента Яо Цзю выдвинул условия:

  1. время выпадения осадков определяется не им;
  2. эксперимент проводится тогда, когда над районом пожаров будет абсолютно ясное безоблачное небо;
  3. район выпадения дождя должен быть ему точно указан;
  4. выпадение осадков произойдет сразу после его воздействия.

Начали.

Координатором Яо Цзю стало одно из соединений Шэньянского военного округа. Командный пункт командира дивизии на передовом рубеже “военных” действий, на горном склоне, объятом бушующим пламенем. Он поднимает трубку военного телефона.

– Как  у вас там с погодой? –  спрашивают его из Пекина.

– Ясно, ни облачка, – отвечает комдив.

В Пекине телефон установлен в просторном помещении военного центра управления. Присутствуют высокие чины, представители научных кругов, корреспонденты, специалисты по изучению цигун. Среди последних находится Оуян Цзюэ. В центре этой разношерстной компании – Яо Цзю.

– Передайте наблюдателям на местах: дождь пойдет через 20 минут, – спокойно говорит мастер.

Слова мастера тут же сообщаются в район наблюдения. Там, вглядываясь в безоблачное небо, на котором блестит яркое солнце, с сомнением пожимают плечами: откуда взяться дождю? Даже когда вызывают дождь с помощью распыления в воздухе специальных веществ, и то требуется некоторая облачность и определенная влажность воздуха. Как же можно вызвать дождь при таких погодных условиях? К тому же мастер находится отсюда так далеко – ведь до него несколько сотен километров! Да и служба погоды неизменно дает один прогноз: ясно.

Здесь же, в Пекине, Яо Цзю спокойно беседует с людьми, заполнившими комнату. Они знают, что ему не требуется принимать какие-то позы, воздействие он произведет незаметно, в разговоре.

Прошло несколько минут. Координаторы сообщают: по-прежнему безоблачное небо до самого горизонта. Вокруг мастера стало проявляться беспокойство. Только он сам все так же веселел, даже не смотрит на часы.

Прошло десять минут. Из района наблюдения взволнованно передали: с северо-востока появилась туча! В Пекине комната наполнилась возбужденным шумом. Мастер оставался невозмутимым.

Командир дивизии и его подчиненные не осмеливались верить своим глазам: на только что совершенно чистом, голубом, сверкающем небе, откуда ни возьмись, появилось маленькое прозрачное облачко, которое в следующее мгновение уже превратилось в тучку. Тучка стала быстро расти, плотнеть, и вскоре – вот чудо – все небо было закрыто огромной тучей.

– Небо полностью закрыто тучами! – громким голосом доложили в Пекин.

– Через десять минут должен начаться дождь. Внимательно наблюдайте, – сказали оттуда.

– Время вышло. Подул холодный ветер, и пошел дождь, быстро превратившийся в ливень.

Комдив, его штаб, тысячи солдат и других людей, боровшихся с пожаром в этой зоне, радостными криками приветствовали эту водную стихию.

Дождь шел ровно сорок восемь минут. Когда он кончился, пожар в основном был ликвидирован. Это радостное известие было тут же передано в Пекин. Там также узнали, что над районом выпадения осадков дым и облака рассеялись, небо вновь стало чистым.

Все находившиеся рядом с Яо Цзю  стали горячо поздравлять его с успехом. Поистине чудо! Да к тому же убедительное, несомненное чудо! Ведь дождь шел точно в указанное время и в установленном районе.

А может быть, и совпадение, ?  произнес мастер спокойным голосом.

Но ведь точно в указанном месте пошел, да к тому же сразу после вашего воздействия! ? закричали сразу несколько человек.

Все были крайне возбуждены, всем хотелось обсудить происшедшее событие. Яо Цзю улыбался, слушал, но не вступал в разговор. Оуян Цзюэ внимательно наблюдал за ним. Он знал сдержанность мастера.

Однако как же все-таки объяснить то, что произошло? Логических, научных гипотез может быть много, десятки, но будет ли среди них верная? Когда несколько минут назад мастер начал “работу”, Оуян Цзюэ пристально наблюдал за ним, а затем, погрузившись в медитативное состояние, пытался почувствовать, что же делает Яо Цзю, как он “работает”. Что же он почувствовал? Ему смутно виделась Вселенная, море облаков, небесный дворец, небожители из легенд и преданий, потом все эти видения исчезли, и он вдруг подумал: “А не помогают ли Яо Цзю его учителя, а не помогают ли ему небожители? Да, но кто может обращаться с такими просьбами к небожителям? А сам он – не небожитель ли? Конечно, в мифах, легендах много вымысла, преувеличений, но ведь нет дыма без огня.

Святые, души. Святые, очевидно, пребывают в другом мире, а души? Тоже там? Душа – это, иначе говоря, сознание, имеющее определенную форму. Сознание есть материя, и именно с помощью сознания Яо Цзю вызвал дождь”.

Потом Вселенная превратилась в какую-то бескрайнюю, грандиозную структуру, блестевшую голубым звездным огнем, внутри которой находился Яо Цзю. Он светился голубовато-зеленым кристаллическим светом и был прозрачным. Все в этом мире – люди, предметы – потеряло свои границы, стало призрачным, накладывалось друг на друга, переливалось из одного в другое, рождалось и умирало. Между Яо Цзю и вселенской структурой имелась особая связь. Его сознание, также представляющее некую структуру, каким-то чудесным образом соединилось с космической суперструктурой, космическая энергия, управляемая его сознанием, стала двигаться в определенном направлении. Тысячи разных жизней этого мира вспыхивали и исчезали, подобно мелькающим изображениям на зеленоватом экране, приходили и уходили, сменяли друг друга, превращались друг в друга.

Из темноты выплыл лес, за ним, сверкая изумрудными искрами, – пожар. Через секунду и то и другое исчезло. Материя непрерывно и естественно изменяла свои формы. В мире нет ничего вечного, неизменного… Изображение этого огромного голубого мира непрерывно меняющихся звезд и созвездий постепенно стало меркнуть. Снова появились с жаром дискутирующие люди, пронеслись картины суетного мира с его переплетающимися и обжигающими страстями. Из Дунбэя доложили: дождь пошел!..

В помещении центра в Пекине не умолкала беседа. Кто-то спросил Яо Цзю:

Разве нельзя было пригласить Вас  в самом начале? Десяток ваших дождей, и пожар был бы ликвидирован.

Мастер улыбнулся:

Мои возможности ограничены. Справиться с такой мощной стихией мне одному не под силу.

Кажется, поняли, закивали головой. Оуян Цзюэ же подумал: если говорить попросту, Яо Цзю делает лишь то, что он должен и может сделать. Выражаясь более изощренно, все его поступки должны соответствовать предопределению. Все в мире происходит естественно. Раз возник пожар, значит, на то были причины, и, значит, люди должны сделать все, чтобы его потушить. Почему же он взял на себя то, что должны были делать другие? Вмешательство в естественный ход событий не может остаться безнаказанным. Очевидно, небольшой дождь, вызванный им, не противоречит предначертанному.

Великое выглядит просто

Оуян Цзюэ получил от жены из Америки письмо, в котором она извещала его о своем решении развестись с ним, ни в чем не винила его и умоляла простить. “Наша любовь была тяжелой, так будет лучше нам обоим, ты почувствуешь облегчение”, ? писала жена.

Оуян Цзюэ вопреки этому предсказанию облегчения не почувствовал. Может быть, просто не успел еще почувствовать? Да, любовь их была непростой, но все-таки он любил ее. На сердце у него было тяжело и грустно.

Пришла Ян Ян. Узнав о письме и видя его настроение, сказала:

На зимние каникулы я собиралась домой, в Чжэцзян, поедем вместе?

Вместе? К ней домой? Это было слишком неожиданно. Видя его сомнения, она сказала:

Это не повредит твоим исследованиям. Там у нас немало мастеров цигун, как раз и займешься ими. Да и сам ты разве не говорил, что очень хотел бы встретиться с моим дедом?

Дед Ян Ян, которому уже перевалило за 90 лет, был известным врачом традиционной медицины. Оуян Цзюэ действительно давно уже хотел познакомиться с ним. Что же, едем!

Вскоре Ян Ян и Оуян Цзюэ уже были в Чжэцзяне.

Звали деда Чэнь Хэтин. Это был бодрый, крепкий старик с румяным лицом. Вот он прохаживается по небольшому дворику своего дома, наслаждаясь ярким зимним солнцем. Время от времени заглядывает в стеклянную теплицу, где выращивает цветы. В первой половине дня он, несмотря на свой преклонный возраст, еще принимает больных. Все они страдают особо трудными заболеваниями и приходят сюда по рекомендациям бывших учеников Чэнь Хэтина, ныне заведующих отделениями традиционной медицины в крупных больницах.

Дед рад видеть внучку. С улыбкой кивает головой. Он слышал, что молодой ученый исследует проблемы цигун и особых способностей человека. Оуян Цзюэ, зная о глубоких познаниях доктора Чэня в области медицины, надеется на обстоятельный разговор на эту тему.

– Китайская медицина и цигун неотделимы друг от друга. – Он пытается сразу заинтересовать собеседника. – Принципы их схожи, можно даже сказать (он осторожно выбирает слова, так как не знает отношения собеседника к цигун), что это одно и то же.

– Вам не холодно? – спрашивает старик.

– Нет, нормально.

Старик не хочет идти внутрь дома, продолжает ходить взад и вперед по залитому солнцем дворику.

– И одно и то же, и не одно и то же, – говорит он. – Вы знаете, какие три книги лежат в самой основе цигун?

Подумав, Оуян Цзюэ отвечает:

– “И цзин” – раз.

– Так.

– “Дао дэ цзин” – два.

– Так.

– Третья, должно быть, “Чжоуи цаньтунци”?

– Нет, третья – “Хуанди нэйцзин”.

Оуян Цзюэ улыбается и говорит:

– Верно, я с вами согласен! Многие считают иначе, не ожидал, что Вы…

– Что я, старый врач, медицинский канон считаю классической книгой цигун? – Доктор Чэнь открыто, по-доброму улыбнулся.

– Да, так, – улыбнулся и Оуян Цзюэ. “Очень интересный человек”, – подумал он и добавил: – Хуанди можно считать великим мастером цигун.

– Знаете, сколько он прожил? – продолжая свою ходьбу, спросил доктор и сам ответил: – Сто одиннадцать лет. Неплохо по тем временам, не правда ли? Что значит – овладеть цигун? Всю жизнь творить добрые дела и прожить до глубокой старости, этого мало? Некоторые уходят в горы, другие совершенствуются, запираясь дома. На каждом шагу у них запреты, предосторожности, всего-то они избегают и все что-то тренируют. Только ничего доброго и полезного людям они не делают и живут часто недолго, что толку от таких занятий цигун?

– Что же, не заниматься тогда цигун? – спросила Ян Ян.

– Заниматься надо, вопрос только в том, как заниматься.

– Ты занимаешься?

– И занимаюсь, и не занимаюсь.

– Как это понимать?

– Я ежедневно читаю “Нэй цзин”, в этом и заключаются мои занятия.

– Я верю в то, что Вы  говорите, – сказал Оуян Цзюэ, – так можно добиться необходимого эффекта.

Чэнь Хэтин улыбнулся, ничего не сказав, а Оуян Цзюэ продолжал свою мысль:

– Заниматься необходимо 24 часа в сутки.

– Как можно заниматься 24 часа сутки? Некоторые, что бы ни делали, постоянно говорят про себя: “Не забывай о тренировке. И думать, и работать, и говорить – все надо делать в ”состоянии цигун””. Это неправильно.

– А как правильно? – Оуян Цзюэ стал серьезным.

– Цигун и работа – разные вещи. Истинный цигун заключается в том, чтобы работа сама по себе являлась занятием цигун. Что бы ты ни делал – все это должно быть занятием цигун. Дао на небе и на земле, дао – повсюду. Любое занятие, любое дело есть постижение дао! Лао-цзы говорил: “Управление государством подобно приготовлению пищи”. Занятие политикой можно рассматривать как постижение дао, овладение цигун. Врачевание тоже одновременно и занятие цигун, и нравственное самосовершенствование, и постижение дао, и так во всем.

Видя интерес Оуян Цзюэ, Ян Ян решила помочь ему:

– Дедушка, расскажи об этом немного подробнее, хорошо?

– Если врач хочет овладеть цигун, постичь дао, то он должен добиваться этого именно в лечении больных, проявляя милосердие и гуманность, следуя принципу гармонии с природой. Не излучая свет и не отдавая тепло сердца людям, он не получит энергии неба и земли. Тем более пекущийся о своих мелких выгодах, пренебрегающий больными или боящийся заразиться врач не будет иметь от цигун никакой пользы, сколько бы ни занимался. Принцип гармонии с природой предполагает такой подход к больным, болезням,  самому себе, ко всему, что окружает нас, который бы не нарушал естественного хода вещей, отвечал природной целесообразности. Ну ладно, довольно об этом, пойдемте-ка лучше в дом…

Позже Оуян Цзюэ сказал Ян Ян:

– Уверен, что твой дед – большой мастер цигун. Однако свои возможности он предпочитает скрывать.

– Никогда не слышала и не думала, что у него есть какие-то особые способности.

– Разве ты не знаешь, что все великое кажется простым?!


Посмотрите еще:

Расскажите об этом друзьям!



Добавить комментарий